|

Театр не терпит шаманства!

В следующем году народный артист России, педагог Валерий Афанасьев отметит 50-летие своей творческой деятельности. Этого прекрасного актёра театра и кино многие знают по многочисленным ролям отважных военных и настоящих мужчин. Сегодня он продолжает работать и радовать зрителей, а с открытием филиала Малого театра в Когалыме у югорчан появилась возможность воочию наслаждаться игрой актёра.

Территория заботы Творческая жизнь

— Валерий Алексеевич, какое впечатление произвела на вас Западная Сибирь? Доводилось ли вам бывать здесь раньше?

— Моё первое знакомство с Западной Сибирью состоялось, когда я был ещё студентом. Это были Тюмень, Ялуторовск, Заводоуковск… Студентами мы приезжали сюда с концертами. Позже, работая в Московском драматическом театре имени Н.В. Гоголя, с гастролями проехали по всей Сибири. В те времена гастроли длились по два месяца, можно было стать настоящим сибиряком. А между тем я коренной москвич! Мой родной брат, к сожалению ушедший из жизни, окончил школу Малого театра и уехал в Павлодар, а потом был Томск, где он руководил ТЮЗом. В двухтысячных годах я побывал в Ханты-Мансийске, даже снимался там в сериале, но в Когалыме — впервые, впечатления — замечательные!

— Ваш приезд в наш город предопределило событие — открытие филиала Малого театра. Что вы думаете о таком масштабном расширении сцены Малого театра?

— Когалымская сцена по пятибалльной шкале, безусловно, на пятёрку! Зал просто потрясающий, прекрасная акустика! Совершенно очевидно, что на когалымскую сцену мы будем приезжать, как домой.

— Расскажите о спектакле «На всякого мудреца довольно простоты», который труппа привезла югорскому зрителю на открытие филиала.

— Это не премьерный спектакль — идёт он довольно давно, но пользуется огромным успехом в Москве. В спектакль я вводился, до меня Крутицкого играли Виктор Коршунов и Борис Клюев. Честно скажу, купаюсь в этой роли! Очень люблю Островского, его язык, юмор.

— Валерий Алексеевич, вы сказали, что в Малом театре служите относительно недавно.

— Художественный руководитель Юрий Мефодьевич Соломин предложил войти в труппу Малого театра, сыграв Годунова в спектакле Владимира Бейлиса «Царь Борис». Признаться, выходить на сцену было очень страшно и ответственно. На сегодняшний день у меня в репертуаре четыре спектакля: это уже упомянутые «Мудрец» и «Царь Борис», гоголевская «Женитьба» и эпический спектакль «Смута. 1609-1611 гг.», где я играю Шеина — воеводу Смоленска.

— Вы часто говорите, что не любите кино. Это действительно так?

— К кино я отношусь чаще всего, как к заработку. Но это не значит, что я это делаю плохо, для меня главное — органично сыграть. Мир кино не дал мне глобальных ролей, как-то не задалось. Первая главная роль в 20 лет в фильме «Светлая речка Вздвиженка», но картина не получилась. Долгое время не было приглашений, а надо было кормить семью, уже был ребёнок. И мне либо на печке лежать и ждать Тарковского, либо работать… Эпизод — хорошо, два — ещё лучше. Безусловно, у меня есть и большие роли. Вышли комедийные сериалы, множество военных ролей — я интуитивно чувствую, как надо их играть, возможно, потому, что отец был военный. Но для меня кино — это второстепенно, главная любовь — театр, а сейчас ещё появилась режиссура. С моими студентами мы пробуем какие-то новые, экспериментальные вещи: сам играю вместе с ними, впервые поставил спектакль. Раньше я это прятал в себе: придумаю что-нибудь — и в стол, а сейчас с молодёжью всё это потихонечку достаю и пытаюсь воплотить замыслы в жизнь.

— Расскажите, что это за замыслы, которые реализуются в вашей мастерской?

— Впервые я набрал курс в 2015 году. Сейчас у меня четвёртый и первый курсы. Со старшими на диплом выходим с моим спектаклем «Прощение» по произведениям Распутина и Абрамова. А ещё у нас в репертуаре есть «Гроза» Островского и «Женитьба» Гоголя, поставленные другими педагогами.

— Какую свою роль вы считаете самой удачной и наоборот? Это роль театральная?

— Я когда-то шутил, что роль люблю, потому что ботинки не жмут. (Смеётся.) Они все, конечно, любимые. Понимаете, в чём дело, я ведь советский актёр, мы прошли через так называемые «датские» спектакли, когда пьесы заказывали к календарным датам, — конечно, такие роли вряд ли можно любить. Мне очень дорога роль Распутина, которого я когда-то играл в спектакле «Заговор императрицы», или роль Макмерфи в спектакле «А этот выпал из гнезда» по роману Кена Кизи. Знаете, театр не терпит шаманства, актёрская профессия — это ремесло. В чём гениальность Станиславского, который весь мир покорил? Он сформулировал систему! Она заключается в пушкинской фразе: «Истина страстей и правдоподобие чувств в предполагаемых обстоятельствах…» И я всегда отдаю себе отчёт: что делаю, ради чего делаю и как делаю.

— Почему вы выбрали профессию актёра?

— Наверное, во многом благодаря брату. Он старше на 10 лет, и на момент, когда я окончил школу и только делал выбор, он уже был состоявшимся актёром. Возможно, неосознанно я готовился к тому, чтобы связать свою жизнь с этой профессией, но понял это не сразу. Таил любовь к театру. Я был спортивным парнем, занимался плаванием, боксом, гимнастикой. Кстати, благодаря занятиям у меня появилось множество полезных для актёра качеств: координация, гибкость, а артистизм точно уходит корнями в гимнастику. А потом вдруг произошло озарение, как влюблённость. До сих пор помню аллею, по которой шёл, солнечный день… И вдруг у меня словно внутри разлилась теплота, и всё встало на свои места, словно Боженька вразумил, что нужно делать. Никогда не забуду это ощущение! И я решил поступать в Щукинское театральное училище. Это была уже заветная мечта, хотя на тот момент брат уговаривал меня поступать в Щепкинское театральное училище при Малом театре, но я отказался. А теперь служу на этой сцене. Вот видите, как закольцована жизнь…

— Что бы вы посоветовали югорским мальчишкам и девчонкам, мечтающим стать актёрами?

— Пробуйте! Пробуйте! Но только, если здесь горит (показывает на сердце), а не просто блажь какая-то. Прекрасно, что в Западной Сибири, вдалеке от столичных сцен, у молодых людей появилась возможность регулярно посещать спектакли, да ещё классические постановки! Но нужно отдавать себе полный отчёт в том, что представляет из себя сегодня профессия актёра. Потому что это не всегда известность и слава, множество спектаклей, съёмок, цветы и поклонники. Порой это и трудности: ожидание ролей, поиск своего режиссёра, тяжёлый график работы, отрыв от семьи. Но нужно пробовать и, конечно, серьёзно работать.

Елена Бойко Об авторе

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.