Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
149,1 млн
тонн нефти
278,2 млрд
куб. м газа
№ 7 (495) 19 февраля, 2018

Задача первопроходцев - быть выше обстоятельств

Иван Иванович Рынковой - один из первопроходцев, с которых началась эпоха открытий месторождений большой сибирской нефти. Почти полвека трудовой деятельности отдал он любимому делу - добыче «чёрного золота», ставшего основой развития Югорской земли и России в целом. 2 апреля 1969 года ему посчастливилось увидеть первую нефть Самотлора.

Просмотров: 3230
Задача первопроходцев - быть выше обстоятельств
Задача первопроходцев - быть выше обстоятельств
Сохраним историю Легендарная личность

А между тем в Западную Сибирь Иван Рынковой приехал из южных регионов. Родился он на хуторе Очереговатая Балка в Краснодарском крае. Мог бы стать хлеборобом, агрономом, но  интуиция подсказала: «Иди в «нефтянку», перспективы у отрасли великие». Его трудовая деятельность началась на нефтепромыслах Башкирии, где Иван Иванович отработал семь лет, до 1964 года. Дальнейшая биография прочно связана с Западной Сибирью. Он заведовал промыслом, возглавлял центральную инженерно-технологическую службу, базу производственного обслуживания НГДУ «Самотлорнефть». Под его руководством были разработаны и введены в эксплуатацию более 16 месторождений, в том числе Самотлорское, Мегионское, Ватинское, Аганское, Северо-Покурское и др.

По воспоминаниям первопроходца, зима 1969 года выдалась особенно морозной. Столбик термометра опускался до -62˚С. «То и дело лопались стрелы у экскаваторов, солярка замерзала. Пока тащили оборудование, тросы рвались от мороза. Но нас это не останавливало». Коллеги называли его «железным батей», потому что он никогда не болел, не уставал и всегда всех поддерживал.

К слову, если бы не воля случая, возможно, он никогда бы не стал свидетелем исторического для нефтяной отрасли события. Из воспоминаний И.И.Рынкового: «Я приехал к освоенцам поздно вечером, а они говорят: «Что-то не идёт нефть!» Я им в ответ: «Пойдёт, ребята, обязательно пойдёт!» И буквально через несколько минут потекла чёрная струйка толщиной в иголочку. В пять утра вернулся к ребятам, а они радостные: «Нефть «зафыркала», приток  хороший!» Руководства в это время ещё не было, но мы с ними всё равно обмазались нефтью, поздравили друг друга... В это время подошёл к нам местный охотник и говорит: «За тобой рысь шла, её следы сразу за твоими. Если бы в лес зашёл, всё, напала бы!»

Тогда все понимали, что с запуском Самотлорского месторождения началась новая эпоха в нефтедобыче, но героями участники тех событий себя не чувствовали. «Мы работали день и ночь. Радовались успехам. Я благодарен людям, которые были со мной. Перед глазами частенько картинка встаёт: ребята тащат оборудование, устанавливают его, все чумазые, одни зубы да глаза блестят... Народ был терпеливый, шёл и в огонь, и в ледяную воду. О геройстве мы тогда не думали», - вспоминает Иван Иванович.

В 1966-м случился сильный паводок, и почти всё месторождение оказалось под водой. 8 мая вертолётчики заметили разлив нефти, сообщили о порыве трубопровода. Тут же на трёх «амфибиях» выехала ремонтная бригада во главе с Иваном Рынковым. Было холодно, шёл снег, дул сильный ветер. Протоки начали затягиваться льдом. Одна «амфибия» вышла из строя, но команда благополучно добралась до места. Из брезентовых плащей соорудили навес, чтобы сварщики могли работать. Варили почти сутки. К семи утра 9 мая порыв был ликвидирован. К тому времени протоки уже полностью покрылись ледяной коркой и шугой. На обратном пути встала вторая «амфибия», а не доходя трёх километров до Мегиона  сломалась и третья. Дальнейшую дорогу люди преодолели почти вплавь, по грудь в ледяной воде. К 11 часам добрались до посёлка. В честь Дня Победы нефтяники произвели салют из ружей и отправились отсыпаться.

Экстраординарных случаев в истории освоения Западной Сибири было немало, но люди всегда оказывались сильнее и выше обстоятельств. 

Надежда Устинова