Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
170,6 млн
тонн нефти
334,5 млрд
куб. м газа
№ 18 (557) 20 мая, 2019

Сценарий, написанный жизнью

Если вы не смотрели фильм «Северный вариант», снятый в 1974 году, - посмотрите. Хотя бы потому, что он о нашей с вами истории - открытии Западно-Сибирской нефтяной провинции. И прототипом главного героя фильма - Юрия Кожеватова, которого играет Олег Анофриев, послужил знаменитый буровой мастер Семён Урусов, первооткрыватель шаимской нефти, почётный гражданин Югры.

Просмотров: 580
Сценарий, написанный жизнью
Сценарий, написанный жизнью
Сохраним историю Легендарные личности

Предыстория

А дело было так. Съёмки «Северного варианта» проходили вблизи Тюмени, в Успенке. Там, в профтехучилище, на буровой вышке обучались мастерству будущие разведчики нефтяных недр и инструктором-наставником работал Герой Соцтруда, буровой мастер Семён Урусов.

В чертах главного героя фильма угадывается характер знаменитого нефтяника. А эпизоды судьбы Урусова совпадают с сюжетом фильма. По сценарию, в местечке Гиблая Протока бригада нефтяников второй год ведёт разведывательные работы. Бригадир Юрий Кожеватов ходит мрачнее тучи: прогноз геофизиков не подтверждается - нефти на северном направлении нет. Москва требует сворачивать работы.

- Бурим с тобой два года, а нефти нет, хоть плачь, - выговаривает главному герою начальник геологической партии, которого играет замечательный Евгений Лебедев, народный артист прославленного Большого драматического театра.

- Нефть есть, но она просто не даётся, на то она и нефть, - возражает ему Кожеватов.

- Госплан за твою интуицию денег не даст. Нужен фонтан. Это единственный аргумент в пользу северного варианта…

Такой разговор был и в жизни бурового мастера Урусова. В середине пятидесятых ему никак не удавалось наткнуться на нефтяные залежи на юге Тюменской области. Вода, вода, кругом вода.

- Первоначально я работал в бригаде Карамова. Не Мелик-Карамова, это его сын был, Герой Труда Николай Борисович. А в бригаде отца, Бориса Никитича. Я работал сначала помбуром, потом бурильщиком два года. Когда Борис Никитич уходил на пенсию, он рекомендовал меня: «Вот кто может меня заменить». С 1953-го стал работать буровым мастером, - рассказывал о первых шагах в профессии Семён Урусов журналистам.

Надо сказать, его наставник Борис Карамов приехал в Тюмень из Грозного, чтобы пробурить первую в области опорную скважину. В бригаде его в шутку называли «Борис Грозный»: характер был крутой. Шёл 1948 год. Бурили, можно сказать, в центре Тюмени, на улице Мельникайте. Но тогда это была окраина города, в этих местах горожане собирали лесную землянику. Тюменская опорная скважина глубиной две тысячи метров нефти не дала. Из недр шла минеральная вода. Но именно с этой скважины и начались планомерные геологоразведочные работы по поиску нефти и газа в Западной Сибири.

Когда надоело «открывать воду»

Разведчики повернули на север, бригада обосновалась в Тавдинском районе. Но и там ничего, кроме воды, не нашли. Урусов мрачнел: сколько можно всухую бурить? Но тут вмешался начальник «Главтюменьгеологии» Юрий Эрвье: «Надо ехать тебе в район Шаима. Там обязательно должна быть нефть». Урусов не возражал. Хотелось настоящего мужского дела. Фронтовик, он и в мирной жизни искал передовую.

Семён Урусов родился на юге Тюменской области, в деревеньке Гилёвка, что под Ялуторовском. В 1943-м семнадцатилетним мальчишкой отбыл на фронт. Прошёл всю Европу, с войны вернулся в 24 года. Выучился на бурильщика. Сибирь жила ожиданием предсказанных Иваном Губкиным открытий. А они как-то всё не случались.

На Север за Урусовым поехали не все: многие из его бригады обзавелись огородиками, пообвыклись в Тавде. А на Севере - ни кола ни двора. Потом, правда, жалели. Те, кто рискнул (помбуры Владимир Шидловский, Алексей Распопов, дизелисты Иван Усольцев, Николай Пешков), впоследствии ходили в героях, с медалями и орденами.

Нефть есть! Много нефти!

Но сначала надо было попасть на Конду. Добирались долго: машиной из Тавды, потом самолётом Ан-2 с поплавками с озера Андреевского. Жён, детей с нехитрым скарбом погрузили в Тюмени на баржи.

Бригада нуждалась в рабочих руках. Урусов вместе с секретарём Кондинского райкома комсомола Леонидом Тайлашевым убеждал местных ребят (охотников, рыбаков) идти работать на буровую. Изыскатель Юрий Зольников рассказывал, что Урусов во многом определил его профессиональный выбор.

- Как-то в кондинскую школу пришёл Семён Никитович Урусов с новенькой звездой Героя Социалистического Труда на груди, стал рассказывать о богатствах, хранящихся в недрах нашей земли. Про нефть мы услышали от него впервые. В общем, я тогда твёрдо решил стать геологом. В 1964 году поехал учиться в Миасский геологоразведочный техникум…

А открытие Шаимского месторождения случилось так. Первая скважина, 2Р, дала нефть. Правда, небольшую - лишь полторы тонны в сутки. Начальник Шаимской экспедиции Михаил Шалавин спрашивал у опытных рабочих: «Как должен выглядеть фонтан?» Те что-то объясняли, но никто точно не знал как: фонтанов в глаза ещё не видели. Работали-то с эксплуатационными скважинами, а эта - разведочная. Прилетело начальство из Тюменского обкома партии. Видно было, что результаты их разочаровали. Хотелось побыстрее партии и правительству доложить об открытии месторождения, а тут нефти с гулькин нос.

Для исследования Мулымьинской площади пробурили следующую скважину - №7. Она оказалась более результативной: суточный дебит составлял до 12 тонн нефти. Проходку снова вела бригада Семёна Урусова. Но в какой-то момент струя нефти фыркнула и иссякла. Обе скважины, пробуренные на Мулымьинской площади, вскрыли кристаллические породы палеозоя. Рассчитывать на получение в этих условиях больших устойчивых притоков не приходилось. В поисках проницаемых коллекторов песчаников, которые могли дать большие притоки, заложили скважину №6 на берегу Конды.

21 июня 1960 года начальник Шаимской нефтеразведочной экспедиции Михаил Шалавин направил в адрес начальника Тюменского геологического управления Юрия Эрвье радиограмму: «Скважина периодически фонтанировала... с дебитом 350-400 тонн в сутки». Геолог Махалин рассказывал, что дебит был в разы больше. Но Шалавин после предыдущих испытаний побоялся сообщить о реальных объёмах и на всякий случай уменьшил показатели. Могли ведь и с работы снять, если что не так...

«Когда открыли задвижку, вздрогнула труба, и мощный поток нефти и газа хлынул в вырытый амбар, превратившийся вскоре в нефтяное озеро. Вот тогда мы поняли, что такое фонтан», - вспоминали очевидцы.

На улице Урусова

«Первая сибирская нефть получена!» - рапортовали все газеты с фотографиями умывающихся нефтью первопроходцев на первых полосах. Сейчас трудно представить, но тогда местное население из ближайших деревень устремилось к нефтяному фонтану - кто на лодках, кто пешком. Всем хотелось увидеть эту нефть. На Р6 вылетел академик А.А. Трофимук, директор Института геологии и геофизики Сибирского отделения АН СССР.

- В тяжелейших условиях сибирской тайги, - сказал он тогда корреспонденту «Тюменской правды», - эти люди творят чудеса. То, что приходится им испытывать, не знакомо ни одному поисковому отряду или буровой бригаде в обжитых районах европейской части страны. К сожалению, условия труда и быта на буровых оставляют желать много лучшего...

Это ещё мягко сказано. Жили-то сначала в палатках, повариха, как в фильме «Северный вариант», начальнику партии выговаривала: «Когда на буровую мясо доставят? Обед не из чего варить...»

После шаимского фонтана к Урусову пришло признание. В 1963 году ему вместе с Юрием Эрвье, увлёкшим его на Север, было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Семён Урусов воспитал более 50 бурильщиков и буровых мастеров.

В 60-е годы его бригада почти ежегодно добивалась самой высокой в СССР скорости проходки в разведочном бурении, 30 раз занимала призовые места в соцсоревнованиях. Урусов участвовал в открытии более чем десятка нефтяных месторождений Среднего Приобья. Среди них - Мортымьинское, Тетеревское, Толумское, Средне-Мулымьинское, Убинское, Ем-Ёговское, Пальяновское, Южно-Сургутское, Фёдоровское.

С северным вектором поиска, выходит, Урусов не ошибся. А что касается фильма «Северный вариант», то он, конечно же, спустя 40 лет выглядит несколько наивным. Но песня, которая там звучит, ушла в народ:

Но только у геолога заветная мечта:

Умыться чёрной нефтью,

Умыться тёплой нефтью,

Умыться первой нефтью

Из фонтана.

Песню эту, кстати, написал Олег Анофриев, сыгравший главную роль в фильме. И ни один праздник нефтяников в Урае, где есть улица Семёна Урусова, не обходится без неё.

По материалам газеты «Новости Югры».

Марина Райлян Об авторе