Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
170,6 млн
тонн нефти
334,5 млрд
куб. м газа
№ 16 (555) 06 мая, 2019

В нашей памяти...

Просмотров: 765
В нашей памяти...
В нашей памяти...
Сохраним историю Бессмертный полк

Андрей КОВАЛЬСКИЙ, депутат Думы города Когалыма, председатель профсоюзного комитета ТПП «Когалымнефтегаз»:

- Мой дедушка, мамин папа, Николай Петрович Микитюк ушёл на фронт в 1944 году, как только советские войска освободили от оккупантов правобережную часть Украины. В апреле проводили, а в сентябре его жена, Юзефа Никитична, получила похоронку: он погиб, сражаясь за освобождение Латвии. Потом, уже после войны, односельчанин рассказал, что встретил деда, когда тот с ещё несколькими солдатами из пехотного взвода ехал на танке. Этот человек был последним, кто видел Николая Петровича. Моя мама родилась в 1943-м, её уже тоже нет в живых. Давно ушли из жизни дедушки и бабушки. Но мы, их внуки и правнуки, помним о них.

Бабушка, Юзефа Никитична, рассказывала, что из их небольшой деревушки Тетильковцы (по-украински Титилькiвцi), рядом с небольшим украинским городом Броды, где было 50 дворов, с весны 44-го и до окончания войны ушли на фронт 60 человек (с 30 июня 1941 года эта территория была оккупирована). А вернулись домой только 15. У бабушки погибли муж и два брата - всех мужчин в семье унесла война. Один брат, Ярослав, погиб в июле 1944 года в Польше - практически в первом же бою. А второй, Михаил, - уже после окончания войны, 15 мая 1945 года. Эсэсовцы после капитуляции Германии прорывались на запад, оказывали ожесточённое сопротивление нашим войскам. Михаил Никитович был санитаром, сопровождал обоз, когда они столкнулись с фашистами. Он погиб в бою, защищая раненых. А 27 апреля участвовал в одном из последних официальных боёв в Германии. Я нашёл на сайте «Память народа» информацию о представлении его к медали «За боевые заслуги», где говорится, что Михаил Стрихалюк вынес с поля боя 16 раненых красноармейцев и офицеров, причём 9 из них - с оружием, был ранен в том бою.

А папа мой, Пётр Пантелеймонович, родом из села Поповцы. Совсем рядом, в 25 км, проходили бои. Слышали, наверное, про Бродовский котёл, где были окружены и уничтожены 30 тысяч фашистов, а 17 тысяч взяты в плен. Село Поповцы фашисты очень сильно бомбили, из трёхсот домов только два остались целыми, остальные сгорели или были разрушены во время бомбёжек, люди жили в погребах и землянках. Во время наступательной операции наших войск в селе располагались запасные части и госпиталь. С марта по июль 1944-го - то налёты, то бои! Отец рассказывал (ему девять лет тогда было, он 1935 года рождения), девочки-санитарки вывозили раненых с передовой на собачьих упряжках, а потом на машинах доставляли в госпиталь. Потому что машины не могли подъехать близко к передовой - их бомбили, обстреливали, а медсестрички на маленьких тележках, запряжённых собаками, были не так заметны и потихоньку вывозили бойцов с поля боя.

Отец моего папы, Пантелеймон Иосифович, умер ещё до войны, в 1938 году, и его жена, Матрёна Тадеевна, осталась одна с четырьмя детьми. Госпиталь находился рядом с их домом, и бабушка со старшей дочкой и сыновьями помогали медработникам как могли: стирали бинты и одежду, кололи дрова, убирали. Совсем дети ещё были, а работали наравне со взрослыми. Бабушка мало рассказывала про военное время, плакать сразу начинала. Её просто чудом спасли от расстрела односельчане... Воспоминания о том времени, чувствовалось, настолько свежи в бабушкином сердце, что, когда речь заходила о войне, она молча утирала платочком глаза...

Мамина мама, Юзефа Никитична, в 1951-м вышла замуж за фронтовика, который прошёл всю войну и дожил до 1993 года. Звали его Степан Иосифович Романыч. Он говорил, что война - это кровь, смерть на каждом шагу. Сегодня не знаешь, выживешь ты или нет, будешь ранен или убит. Он был дважды тяжело ранен, имел награды - орден Отечественной войны, медаль «За отвагу». Несколько раз к нему в гости приезжали товарищи по службе: один жил после войны в соседней деревне, второй - в Красноярске. Я хоть и маленький был, но помню, что они любили песни петь. Причём не военные, а старинные русские, например «По диким степям Забайкалья». Почему именно её - удивительно... или «Карпатские вершины - кладбища удальцов» - эта песня вообще Первой мировой войны... откуда они её знали?..

Дед Степан надевал медали только на День Победы. Доставал из шкафа пиджак с наградами и при полном параде шёл на праздник. Он был один из немногих, кто уцелел на той войне. Три четверти села выкосило, в каждой семье горе было. И поэтому до сих пор, несмотря ни на какие политические обстоятельства, 9 мая на могилах погибших и ветеранов войны, у памятников советским солдатам в сёлах всегда свежие цветы лежат...

Елена Автономова Об авторе