Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
250,5 млн
тонн нефти
460,2 млрд
куб. м газа
№ 13 (552) 08 апреля, 2019

Что такое Малый театр?

Знаете ли вы, что всего три столетия назад в России не строили здания театров и не создавали постоянные труппы? А сегодня в стране более шестисот театров - исторических и экспериментальных, традиционных и современных, музыкальных и драматических, детских и эстрадных. Об этом можно узнать на специально созданном по случаю Года театра в России сайте https://2019.culture.ru/, где публикуются новости о событиях и премьерах, интервью со знаменитыми артистами, художественными руководителями театров, биографии великих режиссёров, актёров и много другой полезной информации.

Просмотров: 2970
Что такое Малый театр?
Что такое Малый театр?
Что такое Малый театр?
Что такое Малый театр?
Территория заботы Творческая встреча

Есть там и сообщение об открытии в югорском городе Когалыме новой сцены Малого театра РФ - первой и единственной за пределами Москвы. Событие неординарное, учитывая, что здание, в котором разместился новый Дом Островского (так в культурных кругах называют Малый театр), реконструировано и полностью оснащено, начиная от современнейшего сценического оборудования и до ваз с живыми цветами в фойе, на меценатские средства - компании ЛУКОЙЛ и её президента Вагита Алекперова.

Но сегодня речь не о самом здании, не о его великолепии, а о тех людях, которые своим талантом «благословили» его будущее, - актёрах, сыгравших в самом первом поставленном на когалымской сцене ГАМТ спектакле по пьесе Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты». В постановке участвовало много звёзд театра и кино: Валерий Афанасьев, Лилия Юдина, Сергей Еремеев, Александр Вершинин. И ещё трое, которыми мне не только удалось полюбоваться, когда они блистали на сцене, но и пообщаться во время творческой встречи, состоявшейся на следующий день после спектакля. Ирина Муравьёва, народная артистка России, лауреат Государственной премии СССР и премии Правительства России, известная всем по фильмам «Москва слезам не верит», «Карнавал», «Самая обаятельная и привлекательная», играла в комедии Островского Клеопатру Львовну Мамаеву. А народные артисты России, лауреаты премии Правительства России Александр Клюквин и Ольга Пашкова играли Ивана Иваныча Городулина и Машеньку.

Модератором творческой встречи с тремя известнейшими артистами, лауреатами правительственных премий была заместитель художественного руководителя Малого театра по литературной части, известный театральный критик, кандидат искусствоведения Ольга Галахова.

- Вся «скамейка», за исключением меня, - представила Ольга Игоревна своих коллег, - народные артисты. И по праву, и по судьбе, и по художественным результатам. Это ведущие актёры Малого театра, на которых держится репертуар, которых любят в Москве, и, что немаловажно, вчера мы увидели, как могут сердечно любить в Когалыме. Все они верны Дому Островского. Александр Владимирович Клюквин работает здесь больше сорока лет, Ольга Леонидовна Пашкова - больше тридцати, Ирина Вадимовна Муравьёва - 25. Если Ольга Леонидовна и Александр Владимирович - щепкинцы, то Ирина Вадимовна пришла в Малый из театра Моссовета, до этого работала в Центральном детском театре. Скажите, что такое Малый театр для вас? Почему вы столько лет верны ему?

А.КЛЮКВИН: - Откровенно сказать, когда я прихожу в другие театры и вижу спектакли, очень редко бывает, что мне хочется туда, на сцену к ним. В девяноста процентах случаев говорю: «Какое счастье, что я работаю в Малом театре. У нас лучше всё: сцена, самые красивые и талантливые женщины, самые лучшие мужчины, самое лучшее руководство...» В 90-х годах была беда. Полный развал страны! В это время вокруг Малого театра огромной стеной в несколько кварталов стояли люди и продавали, меняли вещи. Страшное было время! Рушилось всё! Но тогдашний директор нашего театра Виктор Иванович Коршунов и художественный руководитель Юрий Мефодьевич Соломин спасли Малый театр от гибели. Буквально встали стеной и спасли его от раздачи под офисы и магазины... Малый театр - это дом, это жизнь. Без него жить можно... но кто сюда попал, тот «отравлен» им навсегда.

О.ГАЛАХОВА: - Я недавно в театре и поняла одну мысль: Юрий Мефодьевич не понимает людей, которые приходят в Малый театр работать. Он понимает тех людей, которые в Малый театр приходят жить. Он сам так прожил. Бывает, что в театре никого нет, ну, к примеру, в выходные. А он всё равно приходит. Стены потрогать. Он сросся с театром. И это такое редкое чувство, когда художественный руководитель так трепетно относится к театру. Значит, и труппа так же будет относиться... Александр Владимирович, вы же ученик Михаила Ивановича Царёва? Играли с ним, с Михаилом Ивановичем Жаровым, Еленой Николаевной Гоголевой...

А.КЛЮКВИН: - Я даже с Игорем Владимировичем Ильинским играл. Он тогда был уже слеп, но всё равно выходил на сцену. Помощник режиссёра стоял за кулисами и фонариком ему мигал, чтоб он видел, куда идти. И он шёл на свет! С Жаровым я играл в одном из последних его спектаклей.

О.ГАЛАХОВА: - Ирина Вадимовна, а вы пришли в Малый из очень сильного на тот момент театра Моссовета. Почему решили уйти?

И.МУРАВЬЁВА: - Это великая тайна!.. Как говорят, от добра добра не ищут, поэтому я перешла сюда... поискать здесь добра. Это был третий мой театр. До этого везде, где я работала, у режиссёров был один стиль: «Делайте, как я сказал!». Когда я пришла в Малый театр, оказалось, что артист здесь самая большая ценность. Никто не настаивал на своём видении, все друг к другу обращались на «вы» и относились с большим уважением. И у меня крылья поднялись. И вот я работаю здесь 25 лет... Я пришла в Малый театр в 1993 году. Какой-то ужас, кошмар на улицах, непонимание того, как жить... и эта огромная дверь в Малый театр. Ты её открываешь, входишь... Другой мир. Тишина. Низенький потолок, маленькие гримёрные, старинные зеркала, мебель из карельской берёзы. Мы садимся все и читаем Антона Павловича Чехова и думаем, что он хотел сказать. А там, за стенами, - ужас жизни! Мы ведь тоже могли бы ставить про ужасы жизни. Но Малый театр всегда ставил классические пьесы. Это какое-то морально-этическое спасение каждого актёрского организма.

О.ГАЛАХОВА: - Малый театр удивителен тем, что здесь очень много долгожителей... Вспоминаю такой случай. Двадцать лет назад праздновали 100-летие великого актёра Николая Александровича Анненкова. На сцену вынесли поздравительную телеграмму от Владимира Владимировича Путина. Все смотрят друг на друга, надо же - сам Президент страны уважение старику оказал! А один артист говорит: «Вы только представьте, его не только Путин видел, но и Распутин...» Я думаю, то, что здесь так много долгожителей, говорит об атмосфере театра, об отношении к старикам. Меня совершенно восхищает в Малом театре отношение к старшему поколению. Юрий Мефодьевич считает: надо платить актёру, хотя он не работает, потому что он в своё время столько работал и столько принёс славы театру, что театр должен помнить о человеке, когда он уже не может выходить на сцену... Ольга Леонидовна, у вас учителя - Анненков и Соломин. Вот вы были ученицей, потом стали актрисой. Когда в первый раз играли на сцене с вашим бывшим учителем, робели или нет?

О.ПАШКОВА: - Я до сих пор робею. У меня с детства священное отношение к актёрам. Помню, когда поступала в Щепкинское училище, Юрий Мефодьевич сказал: «Что ты пищишь, как мышь полевая?» Потому что я так робко всё делала. Он поставил на другом краю сцены актёра и сказал: «Кричи на него!» А я готова была провалиться сквозь сцену: как это можно кричать на артиста?! Но вообще, мы уважаем своих коллег, мы их слушаем, учимся у них. Юрий Мефодьевич навсегда остался моим учителем. Это никуда не денется. Всеми нами любимой актрисе Людмиле Петровне Поляковой - 80 лет, а Юрию Мефодьевичу - 83 года. И она чувствует себя его ученицей.

Вот вы сейчас рассказывали о девяностых годах. Я пришла в Малый театр в 1987 году. И когда началось это страшное время, я пересидела весь этот ужас в театре. Он очень помог. И несмотря на то, что зарплаты были ровно такие, чтобы доехать до театра и обратно, можно сказать, работали за аплодисменты, всё равно Малый стал нашим спасением.

О.ГАЛАХОВА: - Я преподаю в театральных вузах, читаю лекции по истории театра. Довольно часто общаюсь со студентами, и они мне говорят, что Островского играть намного труднее, чем Чехова. Вы согласны?

И.МУРАВЬЁВА: - Я играла всё: Чехова, Островского, Достоевского. Чехова играть труднее всего.

О.ПАШКОВА: - Мне Островского играть легче. По ощущениям... если Чехов - акварелист, плетёт тонкую вязь человеческой психологии, то у Островского это масло, яркий характер, крупные мазки. Чехова безгранично интересно разгадывать, особенно «Три сестры», когда мы ставили эту пьесу с Юрием Мефодьевичем. Главное - понять, что хотел сказать автор. И мне кажется, что это очень важное свойство вообще постановок в Малом театре...

Час творческой встречи с актёрами пролетел незаметно. Им пора было в гримёрку, чтобы подготовиться к вечернему спектаклю. Вновь давали «На всякого мудреца довольно простоты». Я спросила, почему именно с этой постановки Малый театр начал театральный сезон на своей новой сцене в Когалыме. В ответ услышала, что «Мудрец» (так они сокращённо называют этот спектакль), как и «Волки и овцы», всегда пользуется большим успехом в Москве, хотя идёт уже 17 лет. Что неудивительно, ведь кто может лучше сыграть пьесу Островского, чем артисты Дома Островского?

Елена Автономова Об авторе