Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
170,6 млн
тонн нефти
334,5 млрд
куб. м газа
№ 10 (549) 18 марта, 2019

"Буран" нашёл своего хозяина

Путешествие «Бурана Лидер» - новенького сверкающего снегохода, только недавно сошедшего с конвейера, завершилось - он прибыл в Западную Сибирь, где обрёл хозяина. Борис Русскин внимательно оглядывает его со всех сторон ещё в кузове большегрузного автомобиля, заливает в бензобак топливо, приободряюще, точно оленя, похлопывает снегоход по рулю и, взревев мотором, съезжает по скату с машины. Не останавливаясь, делает пару кругов по снегу и выдаёт своё резюме: «Хороший! То что надо!»

Просмотров: 1240
"Буран" нашёл своего хозяина
"Буран" нашёл своего хозяина
"Буран" нашёл своего хозяина
"Буран" нашёл своего хозяина
Коренные народы Сотрудничество с коренными малочисленными народами Севера

Оленевод счастливо улыбается. Снегоход ему нужен. На его стойбище около двух десятков оленей. А этих животных покорными точно не назовёшь. Они любят свободу и гуляют там, где им заблагорассудится. Могут забрести в такие таёжные дали, что разыскать их и пригнать домой удаётся с большим трудом. С двумя снегоходами управляться со стадом куда проще. В хозяйстве у Бориса Русскина уже есть один «Буран» от нефтяников общества «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь». Борис планирует передать его старшему сыну. Несмотря на школьный возраст, юный оленевод уже освоил технику вождения этого жизненно необходимого в таёжном хозяйстве транспорта. Впрочем, этими навыками на стойбищах владеют все: мужчины, женщины и даже дети.

Снегоходы - техника не из самых дешёвых. Каждый из них стоит чуть меньше отечественного автомобиля. Понятно, что купить коренным жителям такой транспорт самим было бы довольно сложно. Его выдают в рамках экономических соглашений, заключаемых между представителями коренного населения с обществом «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь». Первые из них были подписаны ещё в 1993 году. За четверть века наработан уникальный опыт сотрудничества, а количество заключаемых соглашений выросло более чем в шесть раз. Сейчас на месторождениях западносибирского холдинга ЛУКОЙЛа и рядом с ними расположено 53 территории традиционного природопользования (раньше их называли родовыми угодьями), где проживает 363 семьи коренных жителей, численность которых составляет 1319 человек. Один раз в четыре года главам родовых угодий выдаётся снегоход.

Если вы спросите у ханты, какой марки технику они предпочитают, то они без раздумий ответят: «Буран». Да, таких благодарных почитателей этих отечественных снегоходов, таких виртуозных наездников «Буранов», как жители таёжных стойбищ, трудно сыскать. На них и на охоту, и на соседнее стойбище в гости, и в национальные поселения, и даже в город, где учатся дети. Отличная машина для своих задач и условий. Неприхотлива к топливу, отремонтировать можно своими силами, да и недорогостоящие детали легко купить. Сами посудите, при жёсткой эксплуатации ломается любая техника, но одно дело, когда взял и сам починил по-быстрому прямо на месте, и совсем другое - когда до спецсервиса, где могут заменить деталь иномарки, 200-300 километров.

Но всё же главное достоинство «Бурана» - его мощь, проходимость в лесу и выносливость. Ханты рассказывают, что, бывало, доезжали с места охоты на стойбище на одном работающем цилиндре. Разгоняется он до шестидесяти километров в час и по любому бездорожью проходит как танк. Вы не поверите, но на стойбищах умудряются использовать снегоходы даже... летом, легко проходя на них по нетопким болотам. Своими глазами видела. Правда, предварительно эту технику подвергают небольшому «тюнингу»: ставят накладку на переднюю лыжу, снимают облицовку для лучшего охлаждения двигателя, снизу закрывают переднюю часть полиэтиленом, чтобы вода не попадала на двигатель и «электрику», - и вот перед вами вместо снегохода болотоход. А придёт зима - лёгким движением руки он вновь превращается в снегоход. Это мне вкратце один из ханты рассказал. Но если вам интересны детали, об этом лучше самих мастеров «тюнинга» расспросить.

Чтобы вся эта техника работала, нефтяники выдают и горюче-смазочные материалы. Ежегодно каждому главе родовых угодий - по две тонны бензина.

В двигателе одного «Бурана» - 34 лошадиные силы. Учитывая то, что скорость и тяговая сила у оленей значительно меньше, чем у лошадей, то навскидку скажем, что один снегоход запросто может семьдесят северных парнокопытных заменить. Но какую бы технику вы таёжным жителям ни предлагали, своих оленей они ни на что не променяют.

Глядя на их общение с животными, складывается впечатление, что между ними какая-то духовная связь. Наверное, всё дело в генетической памяти, и свою привязанность к оленям представители коренных малочисленных народов Севера впитывают с молоком матери. Ведь испокон веков олень для ханты, манси и ненцев как член семьи, друг, помощник и в то же время священное животное. У каждого питомца в хозяйстве есть имя, и своих оленей ханты знают «в лицо».

А ведь были времена, когда этот вид деятельности оказался, что называется, на грани исчезновения. Как бы странно ни прозвучало, но мотиватором для возрождения оленеводства и традиционного природопользования коренными народами на территории деятельности общества «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» послужили... недропользователи. Судите сами: за четверть века сотрудничества количество заключаемых соглашений выросло более чем в шесть раз, а поголовье оленей у семей составляет уже четыре с половиной тысячи. Чтобы оленеводство развивалось и дальше, западносибирский холдинг ЛУКОЙЛа ежегодно оказывает помощь в закупке кормов для животных. Такие обязательства нефтяники первыми в Югре взяли на себя в 2007 году в связи со сложившимися в тот период неблагоприятными климатическими условиями, когда животные от голода оказались на грани вымирания. С того времени предприятие ежегодно закупает корм и поставляет его на стойбища. В общей сложности оленеводы получили свыше тысячи тонн комбикорма для животных.

Развитию оленеводства в немалой степени способствует пристальное внимание ЛУКОЙЛа к вопросам экологии. В нефтедобывающих регионах сделать так, чтобы и производство активно развивалось, и природопользователи были довольны, ой как непросто. Между тем принятые в последние годы меры позволяют оперативно и действенно влиять на состояние окружающей среды и при необходимости немедленно реагировать и предотвращать загрязнения.

Вести традиционное природопользование, сотрудничая с нефтяниками, куда проще, говорят коренные жители Сибири. Каждый из новичков, заключающих экономическое соглашение (договор) с обществом «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь», сразу же чувствует позитивные перемены в своей жизни. Лукойловцы к их стойбищам проводят электричество и дороги, осуществляют подвоз пресной воды, в зимний период к местам проживания очищают подъездные пути от снега. Их обеспечивают спецодеждой и обучают нефтяным специальностям, оплачивают санаторно-курортные путёвки, медицинские и стоматологические услуги. И список всевозможных мер поддержки коренных малочисленных народов Севера можно продолжать бесконечно долго. Но что наиболее ценно для жителей стойбищ, так это обеспечение их техникой. Помимо снегоходов, для ведения хозяйства главам территорий традиционного природопользования выделяют лодки, подвесные лодочные моторы, бензопилы и электростанции. Сейчас как раз проходит их выдача.

Конечно, вы можете сказать: какое же это традиционное природопользование, если технику ханты используют современную. Не спорю, в этом словосочетании толика лукавства есть: снегоходы, моторные лодки, автомобили - непременные атрибуты современного стойбища. Но все эти средства лишь помогают коренным малочисленным народам Севера заниматься именно тем, чем занимались на этой земле их предки: разводить оленей и ухаживать за ними, собирать ягоды, ловить рыбу, охотиться. И это здорово. Традиционное природопользование на современный лад значительно повышает качество жизни ханты и манси.

Марина Райлян Об авторе