Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
170,6 млн
тонн нефти
334,5 млрд
куб. м газа
№ 8 (547) 04 марта, 2019

"Чёрное золото" Сибири

Просмотров: 945
"Чёрное золото" Сибири
Сохраним историю Значимые вехи летописи Тюменской области

В потоке времени

Через 15 лет после образования 14 августа 1944 года Тюменской области в регионе было открыто первое нефтяное месторождение, а ещё через пять лет началась промышленная эксплуатация Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.

Впрочем, первое упоминание о разведочном бурении восточнее Уральского хребта относится к 4 октября 1911 года: «Тобольское управление государственных имуществ объявляет, что на основании… выдано товариществу «Пономаренко и Ко» дополнительное свидетельство на право производства в течение двух лет разведок нефти… в районе Тобольского уезда, Нарымской волости, Кондинской V разъезда дачи, на Летнем бору, отстоящем от юрт Цингалинских приблизительно в 10 верстах».

Последующие революционные события и Гражданская война не располагали к целенаправленному изучению недр Западной Сибири. Интерес к новым источникам топлива и энергии за Уралом вновь возник лишь в начале 30-х годов с началом индустриализации страны.

Большая заслуга в привлечении внимания к Западной Сибири принадлежала академику Ивану Губкину. 21 июня 1931 года в докладе на чрезвычайной сессии Академии наук СССР в Москве он впервые обозначил проблему поисков нефти в этом районе: «Необходимо искать нефть на восточном склоне Урала, предварительно разведав эти места геофизическим методом».

Через год он возвращается к этой теме на страницах «Правды»: «Мне думается, что эта разведка может увенчаться успехом. Перспективы и значение разработки нефти в этих районах огромны. Добыча может обеспечить не только потребности Урало-Кузнецкого комбината, но и всего народного хозяйства».

В феврале 1935 года трест «Востокнефть», базировавшийся в Уфе, организовал под руководством инженера-геолога Виктора Васильева геолого-поисковые работы на Иртыше, Оби, Югане, Тавде. Здесь было пробурено 32 скважины глубиной от 10 до 48 метров. Полученные материалы свидетельствовали о необходимости дальнейшего планомерного изучения Западной Сибири.

10 сентября 1939 года начальник «Главгеологии» Василий Сенюков, ученик, соратник и последователь Губкина, направил наркому топливной промышленности СССР Лазарю Кагановичу докладную записку: «Во исполнение Ваших указаний по форсированию поисков нефти в Сибири предлагается подготовить в 1940 году в пределах Западно-Сибирской низменности заложение ряда глубоких скважин… Грандиозная по площади Западно-Сибирская низменность - одна из самых перспективных геологических областей в Сибири по нефтеносности…»

Развернуть тогда эти работы не удалось: началась Великая Отечественная война. После её победного окончания приказом №15 от 15 января 1948 года министра геологии СССР Ильи Малышева была организована Тюменская нефтеразведочная экспедиция. Её начальником назначен Исаак Павловский.

Первую опорную скважину экспедиция заложила на окраине Тюмени возле Текутьевского кладбища. Бурение начали 15 февраля 1949 года и закончили 5 июня 1950 года при достижении проектной глубины 2000 метров. Буровую бригаду, командированную в Тюмень с нефтепромысла «Гудермес Ново-Грозненской конторы бурения треста «Грознефть», возглавлял буровой мастер Баграт Мкртович Мелик-Карамов. В результате бурения и испытания скважины нефтегазоносных объектов не было выявлено. Однако эта первая в нашем крае скважина указала геологам вектор поиска - на север Западной Сибири. И через 20 лет сын Мелик-Карамова - Николай Борисович стал первооткрывателем Покачёвского нефтяного месторождения. За выдающиеся достижения в труде ему в 1966 году было присвоено звание Героя Социалистического Труда. А в городе Покачи в сентябре 2017 года установлен его бронзовый бюст.

Начало «большой нефти»

Хотя общее направление нефтепоисковых работ в сторону северной части Тюменской области уже просматривалось, получить убедительных данных, подтверждающих наличие промышленных запасов нефти, долгое время не удавалось.

Поэтому курировавший энергетику страны, в том числе и поисково-разведочные работы на нефть и газ, первый зампред Совета Министров СССР Лаврентий Берия принял решение о прекращении этих работ в Западной Сибири. Однако 26 июня 1953 года на заседании Президиума ЦК КПСС всесильного Лаврентия Павловича арестовали как «английского шпиона». А ещё через три месяца, 21 сентября 1953-го в 21.30, на опорной скважине Р-1 Берёзовской буровой партии произошёл внезапный газоводяной выброс.

Из небольшого посёлка Берёзово, известного прежде всего тем, что там отбывали ссылку светлейший князь Александр Меншиков и «демон революции» Лев Троцкий, в Тюмень пришла телеграмма: «Управляющему трестом «Тюменьнефтегеология» Шиленко. Выброс при подъёме инструмента. Давление на устье 75 атмосфер. Срочно ждём самолёт. Начальник Берёзовской буровой партии Сурков».

Так небольшое по площади и запасам Берёзовское газовое месторождение доказало нефтегазоносность Западно-Сибирской низменности. Председатель Госплана СССР Николай Байбаков в своей книге «Дело жизни» писал: «Газ Берёзова поставил последнюю точку в спорах учёных о перспективности Западной Сибири. Даже, пожалуй, восклицательный знак».

Но потребовалось ещё шесть лет до получения первого притока нефти: 25 сентября 1959 года на берегу таёжной речки Мулыминки, вблизи её впадения в реку Конду. Дебит поисковой скважины 2-П, пробуренной бригадой бурового мастера Семёна Урусова, был невелик - всего одна тонна в сутки, но главным было то, что нефть Западной Сибири обрела наконец своё реальное воплощение. С этой даты исчисляется история открытия «большой тюменской нефти».

Газета «Тюменская правда» от 4 октября 1959 года сообщила: «25 сентября вблизи села Шаим открыт нефтяной пласт… Учитывая, что село Шаим находится на расстоянии 280 км от села Малый Атлым, где также обнаружено наличие нефти, можно рассчитывать на большие перспективы первого нефтяного района Сибири. Тюменская область может в скором будущем стать новым советским Баку».

Промышленная значимость залежей нефти в Шаимском районе была установлена последующим бурением и опробованием разведочных скважин: мулымьинской 7-Р (апрель 1960 года, дебит около 10 тонн в сутки) и трёхозёрной 6-Р, из которой в июне 1960 года получен фонтанный приток нефти дебитом более 300 тонн в сутки. Эта скважина считается первооткрывательницей первого в Западной Сибири нефтяного месторождения - Трёхозёрного.

Начальник Шаимской нефтеразведочной экспедиции Михаил Шалавин направил начальнику Тюменского территориального геологического управления Раулю-Юрию Эрвье радиограмму: «Скважина Р-6 фонтанировала… в земляной амбар. Ёмкость амбара определяется в 200-300 кубометров… Амбар почти полностью заполнен нефтью».

По действовавшему тогда режиму секретности Шалавин своеобразно «засекретил» сведения о количестве нефти - по-азербайджански: «Ики юз али уч юз». Это означало 200-300 тонн в сутки. Они с Эрвье понимали: раньше оба работали на Кавказе.

Бурильщики из бригады Урусова вспоминали: «Все мы были сильно уставшие, невыспавшиеся… Вдруг крик: «Фонтан шибанул». Мы - туда, к скважине. И впрямь видим: фонтан-то нешуточный. Все давай орать от радости. Мазали руки и лица нефтью…»

Это событие отразил в своем творчестве поэт и актёр Владимир Высоцкий:

«И нефть пошла!

Мы, по болотам рыская,

Не на пол-литра выиграли спор - Тюмень, Сибирь, земля Ханты-Мансийская

Сквозила нефтью из открытых пор».

Буровому мастеру Урусову присвоено в 1962 году звание Героя Социалистического Труда. В городе Урае ему установлен памятник.

В короткое время были открыты такие месторождения, как Мегионское и Усть-Балыкское (1961), Локосовское и Фёдоровское (1963), Мамонтовское (1965)… И в том же 1965-м - Самотлор - нефтяная жемчужина Западной Сибири.

Быстро, дёшево и много

Штаб разведчиков недр находился в Тюмени и назывался «Главтюменьгеологией» (с 22 августа 1966 года). Его возглавляли Рауль-Юрий Эрвье, а после его назначения заместителем министра геологии СССР - Фарман Курбан оглы Салманов. Они внесли решающий вклад в мобилизацию геологов и геофизиков для доказательства нефтегазоносной перспективности Западной Сибири, за что удостоены звания Героя Социалистического Труда.

Выступая 12 декабря 1962 года на второй сессии Верховного Совета СССР, депутат от Тюменской области Борис Щербина подчеркнул: «Открытие Тюменского нефтегазоносного района, запасы которого превосходят все до сих пор известные в стране, является крупнейшим событием в науке и геологической практике…»

Ещё через год Совет Министров СССР принял постановление «Об организации подготовительных работ по промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений в Тюменской области».

Тогда же здесь побывала партийно-государственная комиссия, которая решила: пробную эксплуатацию начать в 1964 году. Те, кто отстоял это право, должны были теперь доказать другое: западносибирскую нефть можно добывать быстро, дёшево и много.

11 сентября 1965 года производственное объединение «Тюменьнефтегаз» (создано в январе 1964 года) было преобразовано в Главное производственное управление по добыче нефти - «Главтюменнефтегаз». Его возглавил Виктор Муравленко, известный в стране нефтяник, бывший начальник нефтяного управления Средневолжского совнархоза, Герой Социалистического Труда. Своё первое выступление в «Тюменской правде» от 5 ноября 1965 года он озаглавил символично: «Всё решат темпы!» И понеслось…

В 1964-м вместо плановых 100 тысяч страна получила с тюменских промыслов 209 тысяч тонн нефти. Это стало основанием для перехода от пробной к промышленной добыче нефти и утверждения стратегии «покорения» Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции «брать нефть штурмом»: как можно быстрее, отбрасывая всё, что не определяло очередной производственный успех и рекорд.

Такая политика, безусловно, радовала региональную партийно-советскую власть, геологов и нефтяников. Но сразу возникла проблема: что делать с добытой нефтью. Выручили сибирские реки.

Александр ПЕТРУШИН, заместитель директора представительства ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» в г.Тюмени.

Елена Автономова Об авторе