Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
250,2 млн
тонн нефти
487,4 млрд
куб. м газа
№ 5 (493) 05 февраля, 2018

Северная «империя»

В июне 1965 года Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин подписал Постановление об организации «Главтюменнефтегаза». С основанием учреждения начинается настоящая битва за большую тюменскую нефть. Но главное Тюменское производственное управление по нефтяной и газовой промышленности появилось не на голом месте.

Просмотров: 2290
Северная «империя»
Сохраним историю Как это было

За полтора года до этого, в декабре 1963-го, Никита Хрущёв, возглавлявший Совет Министров СССР, подписал поистине историческое Постановление «Об организации подготовительных работ по промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений и о дальнейшем развитии геологоразведочных работ в Тюменской области». Совмину РСФСР было поручено обеспечить пробную эксплуатацию открытых месторождений и доведение на них добычи в 1964-м до 100 тысяч тонн, в 1965-м - до 200 тысяч, в 1970-м - до 10 миллионов тонн. Для выполнения столь важной задачи в 1963 году необходимо было организовать производственное объединение с подчинением Средне-Уральскому совнархозу. Совмину РСФСР, министерствам и государственным комитетам СССР дали всего 27 дней на подготовку предложений с технико-экономическими обоснованиями по проектированию и строительству железной и автомобильной дорог Тюмень - Тобольск - Сургут. К апрелю 1964-го предстояло разработать проектно-сметную документацию на проведение пробной эксплуатации скважин на Усть-Балыкском, Мегионском и Шаимском месторождениях.

Постановление также обязывало создать в Тюмени индустриальный, научно-исследовательский и проектный институты. А ещё изготовить в 1964 году для «Тюменнефтегаза» 10 тысяч квадратных метров сборных домов, построить на Тюменском судостроительном заводе 30 нефтеналивных барж и провести дноуглубительные работы по основным магистралям Оби и её притоков, обеспечив доставку нефти с промыслов на омский завод. И, как окончательная точка, следовал наказ обеспечить телефонно-телеграфную связь с нефтяными и газовыми предприятиями Сургута, Мегиона, Шаима, Усть-Балыка и Игрима.

При этом проектирование и строительство промыслов, рабочих посёлков и городов, дорог и предприятий должны были осуществляться «при уровне расположения строительных площадок с отметкой не ниже 30 метров, до которой может подняться уровень реки Оби при возможном подпоре её плотиной Нижне-Обской ГЭС». На повестке дня стояло строительство крупнейшей гидроэлектростанции под Салехардом. К слову, если бы она была возведена, Обское море плескалось бы сейчас на большей части Западной Сибири.

«Тюменнефтегаз» сформировали в кратчайшие сроки. Возглавил управление Арон Слепян, ранее руководивший в Башкирии трестом «Туймазабурнефть». За считанные месяцы были развёрнуты три треста: «Тюменнефтегазразведка» с Усть-Балыкской, Мегионской, Шаимской, Игримской конторами бурения и тампонажной конторой в Нефтеюганске; «Тюменнефтегеофизика» с Усть-Балыкской, Шаимской и Игримской промыслово-геофизическими экспедициями; «Тюменнефтеснаб» с Тюменской, Игримской, Сургутской, Шаимской, Картопьинской, Усть-Балыкской и Мегионской конторами материально-технического снабжения. 

«Главтюменнефтегаз» был детищем Косыгина и Байбакова. Они, как никто другой, знали состояние дел в отрасли и стране и смотрели на многие десятилетия вперёд. Перед главком поставили почти невыполнимую задачу - в безлюдной тайге среди болот создать мощнейший на планете топливно-энергетический комплекс. Такого не было нигде в мире! Справиться с этой задачей мог только Виктор Муравленко, который во время войны добывал нефть на Сахалине, а после - на Ставрополье и в Поволжье. Снабжение главка шло в приоритетном порядке. Не только Муравленко, но и его заместители напрямую общались с руководителями отделов Госплана СССР, оперативно решая насущные проблемы. За три с небольшим месяца после формирования главка количество тракторов, бульдозеров, экскаваторов и автомобилей в ведении тюменских нефтяников увеличилось вдвое.

В самую гущу тех событий оказалась вовлечена Галина Запорожец. В 1962-м, приехав из Ханты-Мансийска, она устроилась на работу инженером по промышленности в Тюменский совнархоз. В «Тюменнефтегазе» отвечала за поставки бурового оборудования, а в главке была референтом и правой рукой всех его начальников - от Виктора Муравленко до Валерия Грайфера. 

«На Севере абсолютно ничего не было, - вспоминает Г.Запорожец. - Завозили всё - от дуста, которым травили комаров, до гвоздей и лопат. Палатки и доски, матрасы и одеяла, тазы, вёдра... Баржи нередко вмерзали в лёд. Матвей Крол, первый зам Муравленко и, между прочим, интендант Берлина с мая 1945-го, прыгал на баржу с вертолёта, чтобы на месте решить, из чего нарастить борта и как охранять плавсредство».

Галина Павловна достаёт личную книжку Виктора Муравленко: «Написано мелко, но книжка должна была входить в карман, Виктор Иванович всегда носил её с собой. В этой содержатся плановые показатели по годам десятой пятилетки и их фактическое исполнение в разрезе многочисленных предприятий. В 1976-м, например, «Главтюменнефтегазу» необходимо было ввести 2100 мест в детских садах, 3840 мест в школах, 220 больничных коек, 2200 мест в клубах, 292 тыс 380 квадратных метров жилья. Тут же коммунальное и сельское хозяйство, бурение, добыча… Далеко не всегда планы исполнялись. Детских садов в тот год ввели всего на 1400 мест, подкачал Нижневартовск. Больничных коек - 140, клубов - 1600 мест, жилья - немногим более 277 тысяч метров. Зато школ сдали на 4200 мест. Мы строили сами и с помощью многочисленных студенческих отрядов. И сами комплектовали детские сады пелёнками-распашонками, кроватками, ложками-чашками… Это была целая империя. В главке были свои колхозы и совхозы, рыболовецкие бригады, больницы и школы, пионерские лагеря и пансионаты».

А вот ещё одна записная книжка с рабочими и домашними телефонами людей, с которыми в любое время дня и ночи мог связаться начальник главка. В ней - Н.Байбаков, весь Госплан, министры, первые секретари обкомов партии, лётчики, железнодорожники, директор Куйбышевской кондитерской фабрики. Однажды по личной просьбе Виктора Муравленко она дала распоряжение отгрузить тюменским нефтяникам вагон шоколада.

Продолжение в №6

Надежда Устинова
№ 5 (493) 05 февраля, 2018