Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
199,3 млн
тонн нефти
376,7 млрд
куб. м газа
№ 43 (531) 29 октября, 2018

Потомственный нефтяник

Именно в эти октябрьские дни исполняется ровно 30 лет, как Ильгиз Шарипов трудится оператором по добыче нефти и газа. Ни разу за более чем четверть века ему не хотелось быть кем-то другим. Кем-то, кто мог бы ходить на работу в пиджаке и галстуке. Кем-то, кто мог бы принимать решения, отдавать распоряжения. И это не бравада, не лукавство, за которыми подчас скрываются нереализованные амбиции. Здесь действительно другое…

Просмотров: 2905
Потомственный нефтяник
Потомственный нефтяник
Северяне Лучший работник "ЛУКОЙЛ-Западной Сибири"

«Я никогда не стремился к руководящей должности. Мой отец всю жизнь был рабочим, потому и я пошёл по его стезе. Даже втайне никогда о карьерном росте не думал», - поясняет свою позицию оператор по добыче нефти и газа 6 разряда цеха добычи нефти и газа №9 ТПП «Лангепаснефтегаз».

- Может, вы просто боялись брать на себя ответственность?

- Нет, не боялся. Дело не в этом. У каждого свой путь, и главное - найти своё место, свою работу. Когда-то давно я просто влюбился в профессию оператора. И теперь понимаю, что нашёл именно то, что мне нужно.

Ильгиз Фарукович рассказывает о работе так, что хочется всё бросить и сию же минуту оказаться на каком-нибудь месторождении. Он не говорит красивые слова, не использует эпитеты. Более того, немногословен. Однако его интерес к своему делу такой неподдельный, а рассказ о том, как ему нравится работать под открытым небом, невольно заставляет воображение рисовать бескрайнюю тайгу и ветер, развеивающий ненужные мысли, очищающий душу и сердце. Кажется, невозможно прожить жизнь, не увидев эту суровую, ни с чем не сравнимую северную красоту.

Впрочем, любоваться красотами природы операторам по добыче нефти и газа особо некогда. Вряд ли кто-то поспорит с тем, что непосредственно от них зависит процесс добычи «чёрного золота». Такой труд сложно переоценить. Внимательность, бдительность, сосредоточенность - вот что здесь действительно важно.

«На работе работать надо, а не отвлекаться на что-то постороннее. Утром мастер даёт каждому из операторов задания, которые необходимо выполнить. Если в общих чертах, следим за тем, чтобы на кустовых площадках всё было в порядке. Снимаем динамограммы, отбираем пробы по графику… Смена задвижек тоже наша работа. Следим за тем, чтобы качалки были в исправности, редукторы, масло проверяем. И это лишь часть наших повседневных обязанностей».

Действительно, работа оператора по добыче нефти и газа очень непростая. Обходить кустовые площадки необходимо круглый год, независимо от погоды. Если на улице минус 55 - это не повод оставлять добычу без контроля. Операторы спасаются специальной тёплой одеждой, которой обеспечивает сотрудников общество «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь». «Но даже несмотря на морозы, у меня никогда не было желания бросить эту работу. Всегда на свежем воздухе, в постоянном движении - мне это нравится», - говорит Шарипов.

Его любовь к своей профессии не осталась незамеченной. В этом году Ильгиз Фарукович по итогам 2017-го признан одним из лучших работников ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь», и его фото занесено на Доску почёта Общества в Когалыме.

«Это было неожиданно для меня и, конечно, приятно, что мой многолетний труд и старания оценили», - делится впечатлениями о награде нефтяник.

Север принял меня не сразу

Шарипов - потомственный нефтяник. Его родители всю жизнь проработали в нефтяной отрасли в Татарстане. Родился Ильгиз в 1967 году в 250 километрах от Казани, в небольшом городке Лениногорске. В семи километрах от него с 1948 года велась добыча «чёрного золота», поэтому большая часть местного населения так или иначе была связана с этой отраслью.

«Отец работал машинистом подъёмника на месторождении, мама - кочегаром котельной в нефтяном товарном парке. Мой старший брат тоже нефтяник», - рассказывает Ильгиз.

В детстве он был обычным ребёнком. Занимался спортом, посещал различные секции. Футбол, волейбол, баскетбол - постоянные спутники, пожалуй, самой беззаботной и самой скоротечной поры - юности. Ещё в школе, на базе Учебно-курсового комбината, будущий нефтяник научился, как он сам говорит, «токарить», поэтому сразу после выпускного устроился токарем в местную автоколонну. Правда, поработать ему пришлось всего восемь месяцев - пришла повестка в армию. Было это в 1985 году. Служить довелось в Прибалтике, в Нарве, в строительном батальоне. В то время службу в этом роде войск пытались избежать большинство призывников. И не только потому, что там приходилось много работать и жить в далеко не всегда нормальных условиях, но и потому, что часто именно стройбатовцев могли отправить куда-либо, например, для разрешения локального военного конфликта либо, как это было в 1986 году, на устранение последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Но Ильгиза в Чернобыль не отправили, наверное, потому, что он выполнял очень важную, ответственную работу - был токарем на заводе, выпускающем медицинское оборудование.

Вернувшись из армии, Шарипов решил поехать на Север, точнее, на Ямал. «Купил билет, сел в поезд и поехал искать работу. В Салехарде прошёлся по разным предприятиям, но токари нигде не требовались. А другой профессии не было. Когда стало понятно, что попытка обосноваться на Севере оказалась неудачной, вернулся домой, в Татарстан. Отец с братом предложили мне попробовать себя в качестве оператора по добыче нефти и газа в НГДУ «Иркеннефть». Прошёл курсы, поработал в нефтегазодобывающем управлении, словом, за восемь месяцев освоил новую для себя профессию. И уже имея некоторый опыт работы оператором, вновь поехал на Север. Но теперь не на Ямал, а в Югру - в город Лангепас. Взяли оператором добычи нефти и газа 3 разряда в НГДУ «Ласьёганнефть». Это было в октябре 1988 года, то есть ровно 30 лет назад», - вспоминает Ильгиз.

Первые пять лет он работал вахтовым методом. Жизнь на два региона казалась нормой. Но лишь какое-то время. Обосноваться на Севере окончательно Ильгизу Фаруковичу предложила его жена, Фания. Она однажды вместе с ним съездила в Лангепас и поняла, что город ей нравится. «Чтобы не разлучаться, мы решили переехать из Татарстана в Югру. В то время у нас уже сын был. Всем вместе-то лучше!» - с улыбкой говорит Шарипов.

Гармония и равновесие, несмотря ни на что

Немало трудностей пришлось пережить молодой семье на новом месте. Поначалу жили прямо на месторождении, в неуютном вагончике. Да и позднее много разных испытаний было, однако Ильгиз Фарукович не считает их глобальными. Даже если бы в его жизни действительно произошло что-то такое, что перевернуло бы привычное представление о мире, он, скорее всего, оставил бы это в тайниках своей души. Потому что не в его характере сетовать на что-то.

- Какой период в своей жизни вы считаете самым замечательным?

- Да хотя бы сейчас. У меня недавно внучка родилась! Это очень радостное событие! Хорошо помню период, когда сын родился. Это тоже было счастливое время.

- А в чём, на ваш взгляд, заключается счастье?

- В близких, любящих и любимых людях.

У Ильгиза Шарипова есть очень крепкий внутренний стержень, благодаря которому этот сильный и выносливый человек способен преодолевать серьёзные препятствия. Во время работы на нефтяном предприятии в Татарии ему, как оператору по добыче нефти и газа, приходилось проходить по 25 километров ежедневно! И ведь что удивительно, именно в этот период начинающий нефтяник решил: это моё!

Шарипов точно знает, что готов принять, а что для него категорически недопустимо. Он высоко ценит дружбу и убеждён, что хороших людей немало. Верит в пользу своей профессии, но с уважением относится к любому другому труду. Он открыт для общения, но по-настоящему доверяет только самым родным и близким. Самого себя тоже давно изучил и всё расставил по своим местам. «Я не идеальный, но внутри меня нет никаких конфликтов. Возможно, потому, что я во всём стремлюсь к гармонии и равновесию».

Евгения ЛОСЯКОВА-ДУШАНИНА.

Елена Автономова Об авторе