Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
194,1 млн
тонн нефти
367,2 млрд
куб. м газа
№ 26 (514) 02 июля, 2018

Нельзя забыть!

55 лет тому назад, в июле 1963 года, было открыто Локосовское нефтяное месторождение, ставшее основой формирования нефтедобывающего сегмента экономики города Лангепаса.

Просмотров: 4180
Нельзя забыть!
Нельзя забыть!
Нельзя забыть!
Сохраним историю Как это было?

Чтобы тайга загудела

Нефтеразведка Локосовской площади началась в июне 1957 года. Старожилы сибирского села Локосово (в 2016 году ему исполнилось 300 лет) рассказали: «…Караван судов первых геологоразведчиков на берегу Оби встретили инженер по бурению треста «Запсибнефтегеология» Александр Тихонович Горский и председатель колхоза имени Молотова Михаил Павлович Тверитин. Задача: разгрузить баржи, собрать станок и забуриться… И загудела локосовская тайга! Монтировали буровую, валили лес, корчевали пни, жгли сучья, готовили площадку под жильё. Геологам помогали все жители села, даже домохозяйки. Солнце жгло спины, комары и мошки залепляли глаза… В августе мы стали называться Нижне-Мысовским участком Сургутской нефтеразведочной экспедиции Тюменского геологического управления.

Первую буровую собирали восемь месяцев (!). Не хватало людей, инструментов, материалов. Транспорт - лошади. О вертолётах и не мечтали. Когда пошли осенние дожди, дороги превратились в сплошное месиво чёрной жижи…

Начальником участка назначили Бориса Михайловича Селиванова. Он был энергичный, добрый, отзывчивый человек. Любил музыку, организовал хор. Вечерами мы собирались на репетиции, выступали перед жителями Локосово, выезжали на смотры художественной самодеятельности в Сургут. Есть что вспомнить!

12 марта 1959 года на буровой состоялся митинг. По обычаю под долото бросили старинные серебряные монеты. Шум дизелей был слышен далеко в тех местах, особенно ночью. Долгожданный день наступил… через шесть лет. В июле 1963 года скважина №37 дала первую нефть. Какая радость! Громкое «ура» пронеслось над буровой…!»

Нефтяная одиссея «дяди Жоры»

Первооткрывателем Локосовского месторождения стал буровой мастер Сургутской нефтеразведочной экспедиции Георгий Петрович Ерёмин. Его имя тогда гремело в отечественной нефтегазовой отрасли и не сходило с полос региональных газет. В марте 1965 года, когда возникла острая необходимость в специалистах для работы на открытых в Среднем Приобье нефтяных месторождениях, он перешёл в Сургутскую контору бурения. Через три года бригада Ерёмина и вышкомонтажная бригада Героя Социалистического Труда Александра Григорьевича Тимченко заключили договор о скоростном строительстве и проходке скважин. Метод Ерёмина - Тимченко был одобрен Министерством нефтяной промышленности СССР. В 1969 году бригада «дяди Жоры» - так буровики называли между собой своего бригадира (ему тогда исполнилось 40 лет, а им было по двадцать) - впервые в Западной Сибири пробурила за год 40059 метров вместо 28000 по плану, а вышкомонтажники Тимченко построили 64 буровых вместо 61 плановой и заняли 1 место в Союзе. А в канун Нового, 1972 года бригада Ерёмина установила рекорд бурения - 50000 метров проходки скважин. Сургутская газета «К победе коммунизма» сообщила: «Поздравить бригаду приехали первый секретарь Сургутского горкома КПСС М.М. Конев, начальник объединения «ЗапСиббурнефть» Л.И. Вязовцев, начальник Сургутского управления буровых работ Ю.А. Цареградский… Бригаде вручили Почётную грамоту Министерства нефтяной промышленности СССР, денежную премию в размере пяти тысяч рублей и выделили автомашину марки «УАЗ».

В ноябре следующего года ерёминцы преодолели 80000 метров проходки, а в 1974-м установили новый рекорд - 100 тысяч метров!

Однако слава первых «стотысячников» проходки скважин и звёзд Героев Социалистического Труда досталась другим буровым мастерам: Г.М. Левину и М.И. Сергееву (Нижневартовское УБР), Г.М. Леванову (Мамонтовское УБР) и начальнику Нефтеюганского УБР А.Н. Филимонову.

Причиной такой необъективности был характер «дяди Жоры», независимая манера общения с ведомственным и партийным начальством и даже его внешний вид. В любой самый лютый мороз он ходил без шапки. Его длинные вьющиеся седые волосы развевались на ветру. Взгляд с прищуром и открытая улыбка. Широкий брезентовый плащ, сапоги на меху…

Рано осиротевший, с малолетства в работе. Окончил школу-семилетку, затем курсы бурения в Грозном и геологоразведка Сургута…

- Георгий Петрович - очень своеобразная, яркая, харизматическая личность, - вспоминал главный инженер Сургутского УБР-1 Евгений Михайлович Иносаридзе, начавший свой трудовой путь в ерёминской бригаде.

- В 60-70-е годы двадцатого столетия ценилась прежде всего самоотверженность. Личности решали проблемы. Всё держалось на буровых мастерах. Ерёмин пришел в УБР из геологоразведки, и надо отметить, это абсолютная правда, - научил буровиков бурить. Начинал с проходки в 40 тысяч, потом 60, и в конечном итоге к 1974 году - 100 тысяч метров горных пород. Смекалистый мужик, фанат своего дела. Пропадал на буровой. Буровая и была его домом. Я учился у него ремеслу, тому, как быстро ремонтировать оборудование, как осваивать скоростные приёмы спуско-подъёмных операций, как быстрее передвигаться при кустовом бурении. Все старания «дяди Жоры» были направлены на, как мы сегодня говорим, повышение производительности труда. Ни минуты простоя - все люди расставлены, всё продумано. Наряду с романтикой и любовью к своему делу существенной чертой его характера был азарт. Кураж!

- Ерёмин - это пахарь. Уникальный буровик, - продолжил разговор заместитель начальника УБР-1 по общим вопросам Владимир Петрович Шкляр.

С ним работали асы бурения: Борис Христианович Минц, Марс Шакирович Гизатулин, Фёдор Тимофеевич Пронин, Василий Илларионович Чичков…

Лаборант-коллектор Екатерина Владимировна Гончарова вспоминает:

- Ерёмин был очень требовательный, но справедливый. Жалел помбуров, бурильщиков, нас, лаборантов… На половине вагончика, где отдыхали повара, кочегары и лаборанты, было тесно. И Георгий Петрович всегда предупреждал вахты, чтобы не шумели: «Девочки должны выспаться».

«19 декабря 1974 года, - писал сургутский журналист Вячеслав Тен, - сводка, которая пришла в центральную инженерно-технологическую службу, оповестила, что до выполнения социалистических обязательств бригаде Ерёмина осталось пробурить 1441 метр. Солкинская площадь, 45 куст. Именно здесь полторы недели назад бригада Тимченко построила юбилейную буровую, оказавшуюся тысячной с начала года на месторождениях Западной Сибири. И здесь же ерёминцы сейчас штурмуют последнюю тысячу… 21 декабря 1974 года в 14.00 рекордный рубеж - сто тысяч - был преодолён».

Эта дата стала звёздным часом в нефтяной одиссее «дяди Жоры».

Чтобы помнили

Становившиеся легендой сотни тысяч метров проходки легко не давались. Соревнование между буровиками Сургута и Нижневартовска и ведомственную дискуссию о формах организации труда в буровых бригадах (семивахтовая или четырёхвахтовая) партийные органы использовали для сведения счётов с Ерёминым за его независимость и принципиальность.

Газета «Буровик» разместила критическую статью: «Одна из лучших бригад мастера Ерёмина, прославившаяся на всю страну небывалым 100-тысячным рекордом годовой проходки 1974 года, провалила задание двух месяцев 1975 года. Теперь ей надо приложить все усилия, чтобы наверстать упущенное. Почему бригада Ерёмина занимает последнее место? В чём причина отставания? То ли затянувшийся переход на четырёхвахтовую систему, то ли слабо внедряются передовые методы труда или хромает дисциплина и игнорируется воспитательная работа в бригаде?»

Ерёмина защищал журналист Анатолий Зубарев. В статье «Вехи бригады» («К победе коммунизма», 18.01.1977) он напомнил: «За 10 лет возглавляемый Ерёминым коллектив участвовал в освоении всех нефтяных площадей в Сургутском районе, много лет задавал тон в соревновании буровиков… В 1974 году впервые в стране бригады Ерёмина и Левина из Нижневартовска прошли за год более 100 тысяч метров скважин… Пять лет носили ерёминцы звание «Лучшая бригада Министерства нефтяной промышленности СССР». Конечно, трудовая биография коллектива отмечена не только успехами. Были и неудачи, как, например, в прошлом году, когда бригада перебазировалась на малоизученное Фёдоровское месторождение и не сумела выполнить годовой план - единственный раз за всю историю. Но в УБР-1 уверены, что сам мастер и его товарищи умеют преодолевать трудности, и нынешний год будет для них успешным».

Однако ходатайство о присвоении Ерёмину звания Героя Социалистического Труда «за трудовые достижения и в связи с предстоящим 60-летием Великой Октябрьской революции» инстанции не поддержали. Ограничились орденом Октябрьской Революции.

Нервного напряжения «дядя Жора» не выдержал. С подозрением на инсульт его со 102-го куста Солкинского месторождения вывезли вертолётом в Тюменскую областную больницу. Шесть месяцев врачи боролись за его жизнь. В возвращение в профессию никто уже не верил. Но благодаря своей недюжинной силе воли и особенному характеру он выжил и вернулся на буровую. Только не в бригаду, а мастером по сложным работам. И ещё восемь лет показывал высокий класс и интуицию при ликвидации сложных аварий.

Александр ПЕТРУШИН,

заместитель директора представительства ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» в г.Тюмени.

Елена Автономова Об авторе