Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
73,5 млн
тонн нефти
143,8 млрд
куб. м газа
№ 21 (509) 28 мая, 2018

От газа до нефти путь в семь лет

Этот год для западносибирских геологов особенный. 70 лет назад в нашем регионе начались активные поиски нефти и газа. 15 января 1948 года министр геологии СССР Илья Малышев подписал приказ №15 об организации нефтеразведочной экспедиции в Западной Сибири. Вопреки пессимистическим прогнозам скептиков, среди болот, на необжитой и, как тогда казалось, непригодной для жизни территории, геологи приступили к разведке.

Просмотров: 3190
От газа до нефти путь в семь лет
Сохраним историю К 70-летию тюменской геологии

Надо сказать, когда создавали Тюменскую нефтеразведочную экспедицию, рассчитывали, конечно же, на нефть. Но первым из западносибирских недр вырвался газовый фонтан в Берёзово в 1953 году, положивший начало рождению нефтегазовой провинции за Уралом. После этой победы у геологов энтузиазм не пропал, но какая-то досада была. Газ нашли, а нефти как не было, так и нет. Почти семь лет понадобилось, чтобы добраться до «чёрного золота».

В марте 1960 года на берегу таёжной реки Конды Шаимская нефтеразведочная экспедиция получила первый фонтан лёгкой нефти. Правда, дебит оказался незначительным: всего около пяти тонн в сутки. Но важно было не количество, а сам факт существования нефти на сибирской земле. Через три месяца из другой скважины, пробуренной на этой же структуре, получен фонтан дебитом 250 тонн в сутки. Открытие совпало с приездом директора Института геологии и геофизики Сибирского отделения Академии наук СССР Андрея Трофимука. Вместе с легендарным Юрием Эрвье, возглавившим геологическое управление, на гидросамолёте Ан-2 он тут же вылетел на реку Конду. Когда из отводной трубы вырвался мощный поток нефти с газом, Трофимук утирал слёзы ладонью. Возглавляемый им институт приложил немало усилий, чтобы доказать возможность наличия в Западной Сибири огромных запасов углеводородного сырья.

Так закончились жаркие споры, вести ли поиск на нефть в высоких широтах. Берёзовский фонтан, шаимская нефть, а затем Мегион, Усть-Балык, Самотлор сказали своё веское слово. Гигантские запасы, высокие дебиты скважин. Даже Татария не шла в сравнение с теми богатствами, которые были обнаружены за Уралом, в Ханты-Мансийском автономном округе. К тому времени на базе нефтеразведочной экспедиции был создан сначала геологический трест, а затем Главное тюменское геологическое управление - Главтюменьгеология, которое почти четверть века возглавлял Юрий Эрвье.

- Я порой думаю: что же было бы с нашей Родиной, если бы геологи не открыли эти масштабные залежи нефти и газа в Западной Сибири?! - размышляет Николай Рыжков, экс-премьер бывшего союзного правительства, ныне сенатор Белгородской области. - Каждому из первопроходцев надо отлить памятники, не жалея бронзы. Они спасли страну!

Николай Иванович с сибирскими геологами и нефтяниками крепко дружил ещё с уральского периода своей жизни. Будучи главным инженером, а затем генеральным директором Уралмаша, он принимал заказы на буровые. Оказывается, до войны у нас не было отечественных мощных установок. Во время войны оборудование для проходки скважин в СССР по ленд-лизу поставляли США, количество находящихся в эксплуатации установок было доведено до 125. Правда, почти все они были маломощными.

Ещё шла война, но на Уралмаше уже сформировали инженерную группу, которая приступила к разработке, в том числе и буровых для геологов и нефтяников. Сталин в 1946 году поставил задачу: за три пятилетки довести добычу нефти до 60 миллионов тонн.

- Через буровые я познакомился с геологами, нефтяниками Западной Сибири, - продолжает рассказ Николай Иванович. - Меня связывают долгие годы дружбы с Виктором Ивановичем Муравленко, легендарным начальником Главтюменнефтегаза. Он брал с собой на Самотлор, когда ещё только-только там разворачивались работы. Практики освоения таких месторождений не было не то что в России, но даже в мире. Требовались новые подходы, которые диктовала северная природа. Так появилась буровая «Уралмаш-3000ЭУК», установка для бурения скважин «кустом», с одной точки искусственно насыпанного островка среди болот. Эта идея родилась у сибирских первопроходцев, осознавших в условиях громадных заболоченных пространств низкую эффективность традиционной проходки одиночных скважин. В то время мы выпускали 360 буровых в год - практически по одной в сутки.

Елена Автономова Об авторе