Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
213,6 млн
тонн нефти
419,7 млрд
куб. м газа
№ 18 (506) 07 мая, 2018

Партизан Николай Ревера

«Не осталось у нас героев Великой Отечественной войны, поздно спохватилась», - говорили мне знакомые. Я уже и сама в это поверила, но решила убедиться. Нашла в списке ветеранов Когалыма Николая Григорьевича Реверу. Набираю номер, а у самой руки трясутся. А вдруг?.. После долгих гудков услышала долгожданное «Алло». На мою просьбу он ответил кратко: «Приходите». На тот момент я ещё не знала, что наш разговор затянется на шесть часов. Казалось, мы поговорили обо всём на свете: о литературе, истории, национальных конфликтах, взаимоотношениях в семье. А самое главное, он поделился воспоминаниями из детства, которое было уничтожено войной.

Просмотров: 2525
Партизан Николай Ревера
Партизан Николай Ревера
Партизан Николай Ревера
Северяне Очерк о замечательном человеке

Родился Николай Григорьевич Ревера 28 мая 1931 года в маленьком селе Спичинцы Винницкой области Украины. Семья у него была дружная и большая. В одноэтажном доме росли четверо детей - трое мальчиков и одна девочка. Всё изменилось, когда в 1935 году отца репрессировали.

- Он работал инспектором по заготовкам. Был честным человеком, никому не давал воровать, - вспоминает ветеран. - Но так случилось, что его решили «убрать». Ночью к нам приехали неизвестные люди и забрали отца, вернулся только через два месяца. Стоит ли говорить, в каком он был состоянии. Через две недели отец умер. Мама осталась одна с четырьмя детьми, ей тогда было всего лишь 24 года.

Чтобы прокормиться, детям приходилось ходить на колхозную работу. Получали за это 200 граммов зерна. Этим, конечно, не наешься, но и брать с поля было нельзя. За карман пшеницы давали два года тюрьмы. Когда Николаю исполнилось пять лет, он пошёл работать коноводом на жатке. Сложно было ребёнку держать лошадей. Да и работа эта опасная.

- У меня детства не было, - говорит Николай Григорьевич. - Разве это детство, когда ты с пяти лет по ночам пшеницу косишь? Будучи школьником, даже в обед не отдыхал, брал книжку и читал. Нельзя было отставать в учёбе.

  • И пришла беда...

За месяц до войны Николаю исполнилось десять лет. Мальчишка всё также работал в поле, сеял пшеницу и помогал со скотом. В то злополучное воскресенье 22 июня пас свиней до поздней ночи. Прилёг отдохнуть. В 4 часа утра раздался сильный грохот. Потом ещё один. И ещё. Одна за другой бомбы летели с неба.

- Вдоль нашего села находился приток реки Роси. Немцы, когда скидывали бомбы, рассчитывали, что если разбомбят плотины, то вода хлынет и смоет сразу семь сёл. Но их расчёты оказались неточными. Одна бомба упала в поле, две другие - на дорогу. Сколько лет прошло, а на том месте до сих пор воронка глубиной двадцать метров.

Испуганный народ собрался на улице. Никто не мог понять, что произошло. И только в полдень, когда по радио выступил Молотов с обращением о начале войны, стало понятно: так, как было раньше, уже не будет никогда. Мужчины начали готовиться к войне. Не было слова «не могу», было слово «надо».

У оставшихся в селе не было времени готовить ответный удар. В спешке решили отправиться за Днепр, думалось, что туда немцы не доберутся. Николай Григорьевич и его односельчане прошли 27 км и встретились… нос к носу с врагом. Многие были убиты в этот день, уцелевшим удалось сбежать.

- Мы бежали по лесу, потому что по открытой местности идти было невозможно, - вспоминает ветеран. - Все боялись, что снова наткнутся на немцев. Вернулись в село, слушали радио, следили за новостями. Говорилось, что немцы стоят на старой границе. На деле они вошли в наше село через неделю. Согнали нас на площадь и зачитали приказ: с этого дня все работают на Третий рейх.

- Им нужен был чернозём. Мы должны были грузить его в мешки и отправлять в Германию, - вспоминает Николай Григорьевич.

Врага бояться - партизаном не зваться

Спустя два года сельчанам объявили, что все юноши и мужчины будут отправлены в Германию.

- Немцы погрузили нас в грузовики, накрытые брезентом, и машины тронулись в путь, - рассказывает ветеран. - Лес. Вокруг ни души, слышен только гул моторов. Вдруг тишина прерывается криками - партизаны напали. Начался страшный бой. Мы стали выпрыгивать из машины. Шанс на спасение один - бежать. Кто-то пал в лесу от пули, кто-то добрался до села, а 12-летний Николай оказался в партизанском отряде.

- Некоторые говорят, что партизанам было легче, чем солдатам на фронте, - говорит Николай Григорьевич. - Ничего подобного. И те и другие участвовали в боях, всем приходилось тяжко. На фронте хотя бы полевая кухня была, а мы по нескольку суток, бывало, сидели без куска хлеба.

Партизанил Ревера почти год, участвовал в боевых операциях и выполнял ответственные задания. Однажды, отправляясь в очередной раз в разведку, Николай и его товарищ попали под дождь. Тучи сгущались, ливень усиливался. Пришлось спрятаться в небольшом углублении. Видят: едут по тропе два мотоцикла, в каждом из них по три немца. Подъехали к поляне, заглушили мотор, решив переждать дождь под кроной дерева. Тут небо разразилось громом, и яркая вспышка молнии озарила всё вокруг. Удар пришёлся прямо в дерево. Смотрят юные партизаны туда, где сидели немцы, а те мёртвые лежат. Николай подошёл к мотоциклам и увидел сумку. В ней оказались планы наступления немецких войск. Удачная находка помогла предотвратить очередную операцию фашистов.

Победу ждали каждую минуту…

День Победы Николай Григорьевич помнит отчётливо. Он находился в поле, сеял хлеб. Рассыпая семена, увидел краем глаза, как по полю несётся всадник на лошади. Когда мчат в таком темпе, это значит: срочная весть.

- Он кричит нам что-то, а мы не слышим. Подъезжает ближе, и до нас доносится: «Победа!» Одно-единственное слово, а какое долгожданное. Эту победу ждали каждый час, каждую минуту. Сомнений не возникало, будет ли она, вопрос стоял: когда она случится? - говорит Николай Григорьевич.

И вот долгожданная весть: победа. Тут уж не до посева. Жители села собрались за общим столом, чтобы отпраздновать этот исторический момент. На улицах играла музыка, народ веселился и танцевал. Три дня продолжались гулянья…

Новая глава в жизни

После войны Николай Григорьевич уехал поступать в Киевский технологический институт. Сдал удачно экзамены, прошёл по конкурсу. Но отучиться в Киеве не удалось. Город был разрушен, и студенту попросту негде было жить.

- А тут приехал представитель Одесского технологического института им. И.В. Сталина с предложением о переводе. Я долго не думал, забрал документы и уехал в Одессу. Там учился пять лет и получил комсомольскую путёвку в город Кустанай.

Карьера шла в гору, работал начальником отдела на станции по испытанию новой техники, потом главным инженером, директором.

- Работы было много, домой приходил только спать. Но у любви, как известно, нет расписания. Познакомились с будущей женой на танцах. Пригласил потанцевать, разговорились, довёл до дома… Потом стали видеться чаще, проводить вместе время. Через год поженились, дети пошли...

- На Север перебрались в 1986 году. Вышло всё случайно. Жена поехала в Сургут к подруге в гости. Зашёл разговор о работе. Оказалось, что в Когалыме требуется грамотный финансист. Недолго думая, отправилась в этот северный городок. Начальник НГДУ «Повхнефть» Вагит Алекперов взял её начальником финансового отдела. Пришлось и мне перебираться на Север.

Переезд Николаю Григорьевичу дался нелегко, надо было осваивать неизвестное для него прежде направление - обустройство месторождений. Позже перешёл в ТПП «Когалымнефтегаз» заместителем начальника по капстроительству. А в 1998 году стал начальником отдела стандартизации УНИР общества «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь».

Когда Николай Григорьевич закончил рассказ о себе, наступило молчание. Трудно было подобрать нужные слова, простой благодарности оказалось недостаточно. Думала о том, как мало мы знаем о жизни наших ветеранов, как редко их навещаем. Уходить не хотелось, ведь я так много не успела спросить. Только собралась было поблагодарить за беседу, как прозвучал вопрос: «Не хотите кофе?» И наше общение продлилось ещё на пять часов, подарив мне возможность поближе познакомиться с замечательным человеком, ветераном Великой Отечественной войны Николаем Григорьевичем Реверой.

Полина Метелкина