Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
255,4 млн
тонн нефти
496,7 млрд
куб. м газа
№ 18 (506) 07 мая, 2018

"Хлеба наелась только в 62-м году..."

Свои детские годы Светлана Филипповна Алексеенко вспоминает с трудом. Не помнит, играла ли в куклы, рисовала ли животных на бумаге, читала ли сказки. Но помнит, как отец брал её на руки. А потом пришла война и забрала его - самого родного человека, оставив после себя горе, разруху и голод.

Просмотров: 2020
"Хлеба наелась только в 62-м году..."
Северяне Воспоминания очевидца

Жили они близ города Татарска Новосибирской области. Ютились в землянке, спали на печи. Неудобно, конечно, но зато тепло. В семье было семеро детей - шесть девочек и один мальчик. Светлана была младшенькой. Когда началась война, ей было всего три года.

Отец отправился на фронт. Но добраться до места дислокации ему не удалось. На машину, в которой он ехал, упал снаряд. Целый год отец считался пропавшим без вести.

- Бывало, мама затопит печь и говорит: «Кричите!» И мы начинаем кричать в неё: «Дым в гору, папанька до дому!» Ждали его, несмотря ни на что.

Но когда Светлане исполнилось четыре года, пришла похоронка. Тот момент ей запомнился хорошо. Как мама взяла в руки треугольное письмо. Ранее она не проронила ни слезинки, а тут зарыдала навзрыд.

Голодное детство

Семья смогла прокормиться в первые месяцы войны только благодаря огороду в десять соток. Ели в основном картошку с капустой, хлеб был редко. А с холодами наступил настоящий голод.

- Маме пришлось обменивать какие в доме были вещи, нашу одежду на хлеб. А мы с сёстрами выходили к поездам, что шли на фронт, просили у солдат еды. И не было такого, чтоб они отказывали, - вспоминает Светлана Филипповна.

От зари до зари приходилось работать. Трудились не только взрослые, но и дети, причём даже самые маленькие. Как только снег сходил, народ шёл в поле. И там до наступления холодов - копать, сажать, полоть.

- Кто-нибудь говорил мне: «Свет, подмети дворик». Схожу подмету, а за это получу кусочек хлеба. Что такое конфеты, и вовсе не знали. У меня было такое голодное детство, что хлеба вдоволь наелась лишь в 62-м году.

Накрывали стол только на Пасху. К этому празднику все относились с особым трепетом. Волнение было настолько сильным, что в ночь перед Светлой Пасхой никто не мог спать. Лежали на печи с открытыми глазами, думая о том, что скоро войне придёт конец и тогда будет много еды и много счастья. Как только появлялись первые лучи солнца, мы вскакивали с печи и кричали: «Христос воскрес!»

- Хоть мы и жили впроголодь, но пару яиц и кулёчек муки к этому празднику всегда припасали. Все дружно стряпали пирожки, куличи. А потом я надевала новое платье, перешитое старшими сёстрами из их платьев. Радостно было в этот день!

«С губ срывалось одно слово - Победа!»

Светлана Филипповна хорошо помнит, как встретили сельчане весть о том, что враг разбит и война закончилась.

- Я не осознавала, что произошло. Вокруг бегали взрослые, что-то кричали, плакали, целовались. С губ срывалось только одно слово - Победа. И произносили его так горячо и желанно, что невозможно было не улыбаться. Мне тогда было семь лет, и я до конца не понимала всего. Лишь спустя годы поняла, какое это счастье для нашего народа - День Великой Победы!

Полина Метелкина