Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
44,5 млн
тонн нефти
97,6 млрд
куб. м газа
№ 7 (648) 22 февраля, 2021

Нет судьбы, кроме той, что мы творим сами...

«Трудно противостоять разбушевавшейся стихии, обрушившемуся на человечество бедствию или чисто биологическим законам, а всё остальное людям по плечу», - считает герой нашего сегодняшнего очерка. Особенно если не просто плыть по течению, которое запросто может привести в болото, а принимать решения, действовать, идти к цели. Мастер по добыче нефти и газа ЦДНГ-9 предприятия «Лангепаснефтегаз», фотография которого на Доске почёта «ЛУКОЙЛ-Западной Сибири», убеждался в этом не раз. О крутой перемене сферы деятельности, бескомпромиссном прыжке из жарких астраханских степей в высоченные северные сугробы, встрече с медведем и предопределённости - Владислав Романченко.

Просмотров: 450
Нет судьбы, кроме той, что мы творим сами...
Нет судьбы, кроме той, что мы творим сами...
Нет судьбы, кроме той, что мы творим сами...
Северяне Лучшие работники ООО "ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь"

Не знаю, как такое возможно, но он пришёл в нефтяную отрасль из сферы, в которой изучают строение, эволюционное развитие, формы жизнедеятельности и особенности размножения рыб и на основе этих исследований разрабатывают методы рационального рыболовства, рыбоводства и рыбоохранной деятельности. Да, нефтяник с более чем 20-летним стажем Владислав Романченко когда-то был самым настоящим ихтиологом - с соответствующим высшим образованием и даже опытом работы!

«Вот ведь как судьба порой распоряжается!» - подумалось мне. Впрочем, вопрос предопределённости в сегодняшней истории будет подвергаться некоторому сомнению. Ведь это только на первый взгляд специалист по исследованию мира подводного стал добывать недра подземные по воле случая...

Цель - бесперебойная добыча нефти

Главная забота мастера по добыче нефти и газа, по его собственному признанию, - грамотная организация рабочего времени и сил вверенной ему бригады. Здесь имеет значение абсолютно всё - вплоть до того, кому именно поручить то или иное задание.

«И если что-то из многочисленных составляющих эффективного управления пропустить, то работа может пойти по нежелательному сценарию, а это значит, что всё придётся переделывать. В лучшем случае процесс может затянуться, но этого тоже допускать нельзя, - рассказывает Владислав. - Вот и приходится продумывать каждый шаг. Вместе мы стремимся к одному - обеспечению безопасного и бесперебойного выполнения планов по добыче углеводородов».

Романченко пришёл в нефтяную отрасль в 2000 году. Говорит, за эти двадцать с небольшим лет производство «чёрного золота» стало гораздо более технологичным. То, что раньше было скрыто, теперь без труда можно рассмотреть благодаря телемеханике.

«Скважины, кустовые площадки - их видно на экране. Так же как замеры, показатели давления, дебит скважины и многое другое», - поясняет мастер ДНГ.

Владислав Александрович рассказывает о деле с толком и какой-то спокойной, напрочь лишённой кичливости уверенностью. Так о своей профессии может говорить только тот, кто хорошо её знает и ценит. А ведь в 90-х годах тогда ещё будущий нефтяник наверняка даже не подозревал о терминах типа: обсадные колонны, акустический каротаж, пластовое давление, антиклинальная ловушка…

Рыбалка как аргумент

Он родился 21 мая 1971 года в Донецкой области, в маленьком шахтёрском городке Углегорске. Одно из ярких воспоминаний детства - дружная сортировка местной ребятнёй угля, который привозили во все частные дома одновременно. «А ещё помню, что, как только начиналось лето, мы надевали шорты, брали с собой кусок хлеба и целыми днями пропадали на реке».

Именно тогда у него появилось увлечение рыбалкой, которое сыграло роль при выборе профессионального пути. «Моя мама, Неля Ивановна, работала в детской инфекционной больнице, а папа, Александр Павлович, в свободное от нелёгкого труда на шахте время любил порыбачить, что, судя по всему, передалось мне». Семейным пристрастием к рыбной ловле можно хоть как-то объяснить поступление Владислава в Астраханский институт рыбной промышленности и хозяйства. Никаких других аргументов попросту не существует.

«Учёбу я закончил в 1994 году - тогда, когда прежней страны уже не было, а чего-то нового на руинах некогда мощного государства ещё не сформировалось. Нас выпустили из вуза без распределения, и, попав в свободное плавание, мы не знали, в каком направлении плыть, где искать пристанище. В то время я уже был женат, поэтому мы с Алёной, последовав советам знакомых, решили поехать в Тобольск, на рыбозавод. Но там ситуация была тогда тоже непростой. И последующие шесть лет я трудился на СТО», - вспоминает Владислав Александрович.

Из подводного мира - к подземным недрам

Правильно говорят: «Нет худа без добра». Опыт, приобретённый Романенко на станции технического обслуживания, оказался поистине бесценным. Благодаря ему и врождённому интересу к технике бывший ихтиолог и работник СТО смог достаточно безболезненно переквалифицироваться.

- В 2000 году мне посоветовали поехать в Лангепас, попробовать себя в нефтяной отрасли, - продолжает мастер ЦДНГ-9. - И я рискнул: отучился на специальных курсах, устроился на работу оператором по добыче нефти и газа в тот самый цех, где тружусь по сей день. Нисколько не жалею о том, что в моей жизни произошла такая разительная перемена. Мне нравится моя работа, поскольку она даёт ощущение стабильности, что очень важно. Поначалу было непросто, но поскольку я всегда хорошо разбирался в технике, профперестройка прошла довольно быстро.

- Супруга поддержала вас в решении изменить сферу деятельности?

- Да, она всегда меня поддерживает. Хотя испытаний нам пришлось пройти немало. Сами знаете, как жилось людям сразу после развала Союза. Но мы с Алёной всё преодолели, не теряя чувства общности. Два сапога пара - это про нас.

О судьбе, мечте и встрече с медведем

Примечательно то, что нефтяник с внушительным стажем работы может часами фотографировать цветочки, лягушек, змеюшек и прочую живность. Он очень любит не только покопаться в гараже, но и на природе отдохнуть: пособирать грибы, ягоды и, конечно, порыбачить... Как когда-то в детстве…

«Ни мухи, ни комары мне не помеха, - улыбается мужчина. - В Астрахани кровососущие куда крупнее. Поскольку по образованию я биолог, всё, что касается флоры и фауны, мне по-прежнему интересно. Например, я с удовольствием исследую глубины рек и озёр...»

Встречу с медведем в его естественной среде обитания страшно даже просто представить, а Романченко столкнулся с косолапым, как говорится, лицом к лицу.

- Это было в рабочую смену. Я шёл по дороге и услышал рядом какой-то странный звук. Обернулся и примерно в трёх метрах от себя увидел медведя, который смотрел на меня и крутил носом. Потихоньку, без паники и суеты, я вернулся на куст, забрался по лестнице на площадку и наблюдал за зверем. А он - за мной. Лес - дом медведя, ничего особенного в этом нет. Поначалу страшно, а затем привыкаешь и просто соблюдаешь меры предосторожности.

И вот так, без паники и суеты, Романченко, как я поняла, относится к большинству испытаний на своём жизненном пути. Упорный, ответственный, не выставляющий свои сокровенные чувства напоказ, он считает, что почти со всеми сложностями можно справиться. Если, конечно, речь не идёт о так называемых обстоятельствах непреодолимой силы: стихии, эпидемиях и прочих угрозах, где человек проигрывает чисто физически.

- Как сказала Сара Коннор в фильме «Терминатор-2»: «Nо Fате», что означает «Нет судьбы, кроме той, что творим мы сами...». Я с данной мыслью вполне согласен. Мы можем влиять на то, что происходит вокруг. И наоборот, если я что-то не сделаю, то это что-то не произойдёт. Если просто плыть по течению, то можно ведь и в болото заплыть.

- Вы в такие болота заплывали?

- Нет, не заплывал, а вот ошибки совершал. Но на них учатся. К тому же любую ошибку, если она не фатальная, можно исправить.

- Владислав Александрович, мне очень интересно узнать, какая мечта у нефтяника с ихтиологическим уклоном?

- Конкретной мечты нет, разве что... жить на берегу какого-нибудь красивого озера, где ловится хорошая рыба...

Евгения ЛОСЯКОВА-ДУШАНИНА.

 

Елена Автономова Об авторе