Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
18,5 млн
тонн нефти
39,9 млрд
куб. м газа
№ 46 (636) 23 ноября, 2020

Города, построенные на болоте

28 декабря 1979 года для разработки Урьевского и Поточного нефтяных месторождений в производственном объединении «Нижневартовскнефтегаз» было создано НГДУ «Урьевнефть» с местонахождением в посёлке Лангепас.

Просмотров: 1220
Города, построенные на болоте
Города, построенные на болоте
Города, построенные на болоте
Сохраним историю К 35-летию Лангепаса

Ориентир - три кедра

По правде, такого посёлка не существовало. Первые бригады на Урьевское месторождение доставляли вертолётами. НГДУ «Урьевнефть» выступило заказчиком вахтового посёлка на 10 тысяч жителей. Генеральным подрядчиком назначили строительно-монтажный трест №37 Минстроя Белорусской ССР.

23 июля 1980 года, 40 лет назад, первая группа белорусских строителей вылетела из Минска в Нижневартовск. Дальше - разъезд Урьевский. Туда на запасной путь прибывали вагоны со стройматериалами. В конце августа, когда стихло комарьё, вышли на место будущего города - берег протоки Лангепас (15 км от основного русла Оби). В переводе с языка ханты «ланге» означает «белка», а «пасл» - «протока».

«Места нехоженые, зверьё непуганое… Ориентир - три кедра на покатом склоне. А вокруг бурелом непроходимой тайги и болота», - вспоминал бригадир Виктор Мамаев (1947-1996).

Первый тракторный поезд с «большой земли» встречали, как папанинцев из Арктики. За 48 часов он преодолел 20 километров от разъезда Урьевский до первой стройплощадки.

К новому, 1981 году к двум десяткам вагончиков добавились три деревянных дома: общежитие, баня, склад. И столовая «Алеся», украшенная в память о родной Белоруссии национальным орнаментом. Заложили первый жилой микрорайон домов гомельской серии. Прикрепили к сосне щит: «Лангепас. Белорусский город в Сибири. Заложен 7 января 1981 года». Тогда же родилась поговорка «Где Макар телят не пас, будет город Лангепас».

Через три месяца, 9 апреля 1981 года, Тюменский областной Совет народных депутатов постановил: «Зарегистрировать посёлок Лангепас, возникший как вахтовый посёлок при речной протоке Лангепас».

За пять лет белорусские строители возвели вахтовый и пионерный посёлки нефтяников и три микрорайона с общей жилой площадью 176 тысяч кв. метров, четыре детских сада на 1120 мест и две школы на 2352 учащихся.

Так начинался Лангепас

В то же время суточные и месячные планы по добыче нефти НГДУ «Урьевнефть» не выполнялись. Сменилось пять начальников управления - не помогло.

Шафраник и Маганов

Для спасения положения Совмин СССР принял 7 декабря 1984 года распоряжение о разработке нефтяных месторождений в Западной Сибири силами производственных объединений «Татнефть» и «Башнефть». НГДУ «Урьевнефть» и «Покачёвнефть» передали «Татнефти». Новую управленческую структуру возглавил первый заместитель генерального директора объединения «Татнефть» в Западной Сибири Фёдор Щелков. Ему подчинялись 12 крупных предприятий и организаций, в которых насчитывалось 80 цехов, 480 бригад и около 17000 работников. На девяти разрабатываемых и пяти разведанных месторождениях нефти - более 2000 скважин.

Новым начальником НГДУ «Урьевнефть», шестым по счёту, был назначен 19 апреля 1985 года главный инженер этого управления Юрий Шафраник. Освободившуюся должность предложили 30-летнему Равилю Маганову, выпускнику Московского института нефтехимической и газовой промышленности имени Губкина, главному инженеру НГДУ «Ямашнефть» объединения «Татнефть».

Уезжать из родного и тёплого Альметьевска от заботливых родителей и интересной работы в далёкую и холодную Сибирь на равнозначную должность не хотелось. Но в нефтяной промышленности СССР, как в Советской Армии, приказы не обсуждались. Не случайно нефтяники, как военнослужащие, носили до 1954 года погоны.

«Тот день, 19 апреля 1985 года, я хорошо запомнил, - вспоминает председатель Совета директоров ПАО «ЛУКОЙЛ» Равиль Маганов. - Тогда генеральный директор «Татнефти» Мухаметзянов в третий раз предложил мне поехать в Западную Сибирь. Полвосьмого утра захожу к нему, он спрашивает:

- Ну что, поедешь?

- Знаете, Аким Касимович, не хочется…

Он нажал на кнопку:

- Шафраник здесь?

- Здесь, - отвечает приёмная.

- Пусть заходит.

Заходит Шафраник, Мухаметзянов представляет:

- Юрий Константинович Шафраник. С сегодняшнего дня - начальник НГДУ «Урьевнефть».

Повернулся ко мне:

- Равиль Ульфатович Маганов. С сегодняшнего дня - главный инженер НГДУ «Урьевнефть».

Так познакомился с Шафраником.

В тот же день вахтовым самолётом вылетели в Сибирь. Посадка в Тюмени, потом - в Нижневартовске. Дальше - Лангепас: на машине по только что проложенной бетонке. Переночевал в квартире Шафраника. А с утра на работу. В Альметьевске яблони цветут, а здесь морозно, ветрено, сыро».

Представителя татарских нефтяников разуверившиеся в успехе после пяти лет невыполнения производственных планов работники «Урьевнефти» встретили настороженно.

«В Лангепасе я был начальником отдела добычи нефти НГДУ «Урьевнефть», - вспоминает Джеван Челоянц, впоследствии руководитель службы внешнеэкономических связей объединения «Лангепаснефтегаз» (1990-1993 гг.) и вице-президент ЛУКОЙЛа (1993-2011 гг.). - Сижу в кабинете, вдруг звонок: приглашают в зал заседаний для знакомства с новым главным инженером. Вхожу - полно народа. Пытаюсь на глазок определить, кто мой будущий шеф. Этот? Или тот в очках? А может, вот тот, который посолидней других. Впереди меня какой-то парень - стоит и загораживает весь обзор. Я ему: «Молодой человек, подвиньтесь в сторонку, пропустите начальство». Дальше этот «молодой человек» подходит к начальнику НГДУ Юрию Шафранику, и тот его представляет: «Ваш новый главный инженер… Я про себя ахнул…»

Первоначальное изумление нефтяников понятно. На нефтегазодобывающем предприятии главный инженер отвечал за все производственные вопросы. Геологоразведка, добыча, транспортировка, строительство и другие технологические мероприятия - его каждодневные заботы. Он - правая рука руководителя предприятия. И если тот в командировке или отпуске, его обязанности в полном объёме, включая финансовые, кадровые и общественные, исполняет главный инженер. Он всегда на связи, в готовности прибыть на место любой техногенной аварии и возглавить мероприятия по её устранению и ликвидации последствий. Это даже не работа, а образ жизни, при котором приходилось жертвовать личным временем.

Р.Маганов. 80-е годы

Мама главного инженера Равиля Маганова, Роза Фатыховна, учительница средней школы №1 города Альметьевска, рассказывала: «При каждой оказии мы посылали ему яблоки. Потом я собралась к нему. В своих коротких письмах сын много о себе не рассказывал. Отговаривал меня: «Мама, не приезжай в Лангепас». Но я всё-таки поехала... Не представляла, что люди могут жить в таких условиях: комнату продувало всеми ветрами, дверь едва держалась, вода из крана - ржавая. А он всё равно в наглаженной рубашке при галстуке. Впрочем, дома он почти не бывал: спал на заднем сиденье машины два-три часа - и снова на промыслы».

Младший брат, Наиль Ульфатович, сегодня генеральный директор ПАО «Татнефть», а тогда, в 1985-м, - мастер по добыче нефти и газа в НГДУ «Елховнефть» объединения «Татнефть», приезжал в Лангепас с бригадами специалистов: газорезчиков, ремонтников, каротажников, рассказывает: «Дела там, в «Урьевнефти», действительно обстояли неважно. Планы по добыче нефти не выполнялись, что считалось недопустимым в плановой социалистической экономике. Всё было в провале: дисциплина труда, ремонтная база, транспорт, оснастка, быт... Никаких традиций и культуры производства. При тяжелейших погодных и природных условиях - сплошные болота. При этом нефтяникам пришлось не только добывать нефть, но и строить новый город».

Кадровая рокировка

Принятие в августе 1985 года постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О комплексном развитии нефтяной и газовой промышленности в Западной Сибири в 1986-1990 гг.» совпало с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 15 августа 1985 года об отнесении рабочего посёлка Лангепас к категории городов окружного подчинения.

В декабре того же года в Лангепасе была образована городская партийная организация. Первым секретарём горкома КПСС избран председатель Нефтеюганского горисполкома Анатолий Григорьев. Вторым секретарём - перешедший на партийную работу начальник «Урьевнефти» Юрий Шафраник. Возглавить НГДУ доверили Равилю Маганову. И не ошиблись: 1 мая 1986 года газета «Звезда Лангепаса», которую редактировал Владимир Богоделов, сообщила: «…На 38 дней раньше запланированного срока началась промышленная эксплуатация Покамасовского месторождения…»

«Запомнилась придуманная Равилем Ульфатовичем поговорка, - вспоминал Анатолий Григорьев. - Кто прошёл Покамас, тому не страшны Нивагаль и Чумпас. Освоение Покамаса - сложнейшего месторождения, расположенного в низменной заполярной зоне, стало во многом результатом организационных и инженерных решений Маганова».

14 декабря 1987 года в Лангепасе в ДК «Беларусь» начальник «Главтюменнефтегаза» - заместитель Миннефтепрома СССР Валерий Грайфер объявил о создании в Лангепасско-Покачёвском нефтяном регионе производственного объединения «Лангепаснефтегаз» с возвращением его в систему «Главтюменнефтегаза». Начальником нового объединения назначили Юрия Шафраника, а главным инженером - Равиля Маганова.

Итоги шефской помощи нефтяников Татарии подвело правительство СССР. За успехи, достигнутые в освоении нефтяных месторождений, наращивании добычи нефти в Тюменской области Шафраник и Маганов награждены орденами Дружбы народов и «Знак Почёта».

Александр ПЕТРУШИН, заместитель директора по связям с общественностью представительства ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» в г. Тюмени, кандидат исторических наук.

Елена Автономова Об авторе