Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
225,3 млн
тонн нефти
428,1 млрд
куб. м газа
№ 37 (627) 21 сентября, 2020

Молодые города Югры

40 лет назад, 20 марта 1980 года, ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление №241 «О неотложных мерах по усилению строительства в районе Западно-Сибирского нефтегазового комплекса», положившее начало созданию в Югре и на Ямале городской инфраструктуры.

Просмотров: 1525
Молодые города Югры
Молодые города Югры
Молодые города Югры
Молодые города Югры
Молодые города Югры
Сохраним историю У самых истоков

Как это случилось

В постановлении, в частности, говорилось: «Придавая исключительно важное значение дальнейшему ускоренному развитию нефтяной и газовой промышленности в Западной Сибири - главной базе страны по обеспечению потребностей народного хозяйства в нефти и газе, Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР считают, что для решения проблемы усиления промышленного и жилищного строительства, улучшения социально-бытовых условий нефтяников, газовиков, геологов, энергетиков и строителей в районе Западно-Сибирского нефтегазового комплекса необходимо дополнительно привлечь строительные организации Министерства строительства предприятий тяжёлой индустрии СССР, Министерства строительства СССР и Министерства промышленности строительных материалов СССР, а также строительные организации, подведомственные Советам министров союзных республик, Мосгорисполкому и Ленгорисполкому».

Этому документу предшествовал визит в Тюмень в январе 1980 года Вениамина Дымшица, заместителя предсовмина СССР, курировавшего топливно-энергетический комплекс. В то время суточные и месячные планы по добыче нефти «Главтюменнефтегазом» не выполнялись. Генеральные директора нефтедобывающих объединений Ф. Маричев («Нижневартовскнефтегаз»), А. Усольцев («Сургутнефтегаз»), А. Филимонов («Урайнефтегаз»), В. Городилов («Ноябрьскнефтегаз»), Р. Кузоваткин («Юганскнефтегаз») доложили, что план добычи нефти 1980 года не будет выполнен: нужны кардинальные меры по решению крупных проблем, мешающих ускоренному развитию вновь открытых месторождений.

В Москве по результатам этой поездки состоялось совещание у секретаря ЦК КПСС Владимира Долгих. Был приглашён и первый секретарь Тюменского обкома КПСС Геннадий Богомяков. Совещание затянулось, так как у Вениамина Дымшица, как и у других участников встречи, не было конкретных предложений по выполнению плановых заданий по добыче западносибирской нефти.

«Через день, - вспоминал Шаген Донгарян, заместитель министра нефтяной промышленности СССР, - мы узнали, что на очередном заседании Политбюро В. Долгих взял слово и, хотя в повестке дня этого вопроса не было, рассказал подробно о весьма тревожном положении в нефтедобывающей промышленности Западной Сибири, о необходимости принятия серьёзных мер по привлечению новых сил и ресурсов».

Ш. Донгарян считал, что результатом этого заседания Политбюро ЦК КПСС стало партийно-правительственное решение о строительстве новых городов и посёлков для расселения нефтяников на допустимом расстоянии от промыслов.

Другое объяснение высокого решения дано в мемуарах Николая Мальцева, возглавлявшего с 1977 по 1985 год Министерство нефтяной промышленности СССР:

«Раздался телефонный звонок из секретариата ЦК КПСС:

- Немедленно явиться на заседание.

- По какому вопросу?

- Вопрос на месте.

Войдя в зал заседаний Политбюро, я понял, что обсуждают весьма важный вопрос… Речь шла об оплате 42 миллионов тонн пшеницы, закупленной в Канаде и США… Леонид Ильич Брежнев обратился ко мне:

- Надо в текущем году добыть дополнительно 10 миллионов тонн нефти, продать её, а вырученные деньги потратить на оплату зерна.

Моё положение оказалось весьма сложным. Сказать, что нефтяники не смогут выполнить это задание, - не поверят… Доложив о наших успехах в области бурения скважин, в результате чего около 1000 пробуренных и освоенных скважин не могут быть включены в работу из-за отсутствия обслуживающего персонала и что бездорожье и заболоченность в любой момент могут помешать достижению целей, я попросил привлечь руководство республик принять участие в строительстве жилья и автодорог в Западной Сибири. В заключение сказал, что нефтяники при участии республик могут дать дополнительно 10 миллионов тонн нефти. Так появилось известное мартовское 1980 года партийно-правительственное постановление».

«Шефство» закрепили так: Украинская ССР - за Ноябрьском, Белорусская - за Лангепасом, Узбекская - за рабочим посёлком Нях (таким до 1985 года было название Нягани), Латвийская, Литовская и Эстонская - за Когалымом (позднее к ним присоединилась Азербайджанская), Мосгорисполком - за Нижневартовском и Радужным, Ленгорисполком - за Сургутом и Лянтором.

Прибалтийский десант

Заказчиком по строительству рабочего посёлка Когалымский (городом Когалым стал 15 августа 1985 года одновременно с Лангепасом, Радужным и Няганью) было определено НГДУ «Повхнефть» (нефтегазодобывающему управлению, созданному 19 мая 1978 года для разработки открытого в апреле-июле 1972 года в 162 км от Сургута буровой бригадой Александра Халина из Усть-Балыкской нефтеразведочной экспедиции нефтяного месторождения, присвоили имя Степана Повха).

Генеральным подрядчиком по строительству населённого пункта в семи километрах от железнодорожной станции Когалымская (посёлок СМП-524) был определён трест «Самотлорнефтепромстрой». Субподрядными организациями стали СУ-7 треста «Таллинстрой» Минстроя Эстонской ССР, СМП-1 Каунасского домостроительного комбината Минстроя Литовской ССР, ПМК-177 Рижского треста крупнопанельного домостроения Минстроя Латвийской ССР, ДРСУ-12 Минавтодора Литовской ССР. Проектирование посёлка осуществлял ленинградский институт «Гипрогор», а детальное планирование - филиал Каунасского института проектирования городского строительства.

Первый эшелон «Таллинстроя» тронулся в путь 5 сентября 1980 года: 32 вагона и 13 теплушек, в которых везли стройматериалы, электростанцию, продовольствие. Прибалтийский строительный десант (29 мужчин и 3 женщины) возглавил Лембит Михайлов. 14 сентября эшелон прибыл на станцию Когалымская. Весной 1981 года начали вбивать бетонные сваи под три жилых дома общей площадью 10233 кв. метра. В июле приступили к строительству пятиэтажки на 60 квартир из красного кирпича. При возведении ещё двух домов использовали изготовленные в Нарве газобетонные панели. Когда температура воздуха падала ниже 36 градусов, внешние работы прекращались, но внутренние продолжались.

Вслед за эстонцами к месту строительства будущего города прибыли литовцы и латыши. Тогда же меня, старшего оперуполномоченного Управления КГБ СССР по Тюменской области, назначили заместителем начальника Сургутского отдела КГБ. Его возглавлял майор Анатолий Антипин, будущий генерал-майор и начальник Регионального управления ФСБ России по Тюменской области (1991-2000 годы).

Советская Прибалтика в 1970-1980 годы считалась носителем «буржуазной идеологии», поэтому региональное партийное руководство опасалось этого «идеологически вредного воздействия». Но каких-либо проблем с прибалтийскими строителями посёлка Когалымский не возникало. По условиям своей работы в Западной Сибири они, кроме высокой заработной платы, имели возможность льготного получения на родине благоустроенной квартиры или приобретения вне очереди автомашины. А в случае нарушений их лишали этих бонусов и откомандировывали к месту постоянного жительства.

Другое дело, что из-за несогласованности действий между подразделениями разных министерств и ведомств возникли «серьёзные опасения по выполнению постановления ЦК КПСС и Совмина СССР №241 по вводу запланированной в 1981 году жилплощади» (соответствующая докладная записка сохранилась в фондах ГАСПИТО - Государственный архив социально-политической истории Тюменской области).

Это информирование по линии КГБ партийных органов и Миннефтепрома СССР ускорило решение об освобождении Бориса Кошелева от должности начальника НГДУ «Повхнефть» с формулировкой «за непринятие мер по организации надзора за строительством жилья в посёлке Когалымском».

14 января 1983 года начальником НГДУ «Повхнефть» назначили 32-летнего Вагита Алекперова. Началось оздоровление обстановки в коллективах нефтяников и строителей. Утвердился системный подход к решению производственных, градостроительных и социально-бытовых проблем. Генеральный директор «Сургутнефтегаза» Александр Усольцев вспоминал: «Новый начальник НГДУ начал с того, что стал сплачивать вокруг себя людей. На Повхе тогда не дыра была, а дырища: снабжение прерывистое, ненадёжное, во многом, если не во всём, надо было полагаться на себя. И в этом случае коллектив - это уже не социальная группа, а производственный и технологический фактор. На коллектив Алекперов и сделал ставку… Он не суетился, не давал громких и пустых обещаний. Готовился основательно: создавал базы, совершенствовал инженерно-технологическое обеспечение, развивал связи со смежниками и строителями из Прибалтики… И город Когалым получился замечательный. Единственный в Западной Сибири, где обошлись без временных вагонов-городков, как правило, остающихся навсегда. Алекперов сразу строил настоящий город...»

Когалым строили, конечно, многие. Но ответственность за его строительство и жизнеобеспечение нёс заказчик, а персонально - начальник НГДУ «Повхнефть» Вагит Алекперов. Справедливый, требовательный, нетерпимый к безответственности, расхлябанности, небрежности. И вскоре Тюменский областной комитет народного контроля в своей информации отмечал: «...Установленные плановые задания в пос. Когалымский выполнены… Вопрос с контроля снять».

Вагит Алекперов добился, чтобы поселковый совет через свои комиссии и депутатов контролировал строительство жилья и объектов жизнедеятельности. Председателем поссовета со станции Сивыс-Ях был переведён Анатолий Семеняк. Через два года его заместителем стал 25-летний Сергей Собянин, уроженец села Няксимволь Берёзовского района, выпускник Костромского технологического института, отработавший два года по распределению на Челябинском трубопрокатном заводе и направленный по комсомольской путёвке на родину - в Ханты-Мансийский автономный округ.

Бакинцы

28-летний уроженец Баку, выпускник Азербайджанского института нефти и химии имени Азизбекова, заместитель начальника цеха добычи нефти и газа №2 НГДУ им. Серебровского объединения «Каспморнефть» Вагит Юсуфович Алекперов оказался в Западной Сибири во многом случайно.

Позднее он вспоминал: «В июле 1979 года меня послали в Сургут на три месяца для укрепления кадрового состава производственного объединения «Сургутнефтегаз». Здесь было всё, кроме опытных нефтяников: и огромные запасы нефтяных залежей, и сибирские просторы, и мощная техника… Мне понравилось. Комары и глушь не напугали. Написал Ларисе, жене. Она приехала…»

Годом раньше в Сургут из Баку приехал Анатолий Нуряев, нынешний первый заместитель генерального директора «Сургутнефтегаза». Вагит Алекперов учился с ним на одном факультете - «Технология и комплексная механизированная разработка нефтяных и газовых месторождений». Затем вместе работали инженерами районной инженерно-технологической службы в НГДУ имени Серебровского. В Сургуте их приметил и приветил ещё один бакинец - Григорий Кукуевицкий, заместитель по капитальному строительству генерального директора «Сургутнефтегаза». Знаковая личность, олицетворяющая целую эпоху в развитии топливно-энергетического комплекса Западной Сибири. Он окончил Азербайджанский индустриальный институт по специальности «Горный инженер по эксплуатации нефтяных месторождений» и оказался в Татарии, в НГДУ «Азнакеевскнефть». В 1966 году переехал в Сургут.

В сентябре 1980 года генеральным директором «Сургутнефтегаза» был назначен Александр Усольцев. И Кукуевицкий посоветовал ему присмотреться к молодому инженеру из Баку Вагиту Алекперову. «Смотрины» состоялись в экстремальной ситуации - при тушении горящего нефтегазового фонтана на 105-м кусте Фёдоровского месторождения. Для его ликвидации применили… артиллерию. Доставленная самолётом из Новосибирска дивизионная 76-миллиметровая пушка образца 1942 года первым же выстрелом поразила пылающее устье скважины. Командир орудийного расчёта доложил Усольцеву: «Товарищ генеральный директор! Цель уничтожена! Разрешите отстрелять по пожару оставшиеся 99 снарядов».

Тогда Александр Усольцев обратил внимание на одного молодого инженера: «…Он работал очень спокойно и рационально. Темно было, весь свет - только от факела, а у него всё точно получалось, аккуратно. Я спросил у начальника НГДУ «Фёдоровскнефть» Герасима Ли: «Это кто?» Он ответил: «Алекперов, начальник цеха». Я вспомнил, что Гриша Кукуевицкий про этого инженера мне говорил. А у меня записная книжка была, куда я заносил фамилии молодых ребят, которых считал перспективными. Потом наблюдал за ними, проверял в разных делах. Открыл её и записал: Алекперов Вагит Юсуфович».

Холмогоры и Лянтор

В 1976 году было введено в промышленную эксплуатацию Холмогорское нефтяное месторождение (200 км от Сургута). Оно было открыто в октябре 1973 года буровой бригадой Сургутской НРЭ Владимира Соловьёва, полного кавалера ордена Трудовой Славы. Это месторождение осваивал «Сургутнефтегаз». Позднее НГДУ «Холмогорнефть» передали в объединение «Ноябрьскнефтегаз». Начальником НГДУ был Василий Калмыков, по словам А. Усольцева, «человек неприхотливый, живёт в общем бараке за отдельной занавеской… Ему в помощь послал главным инженером толкового, казалось, парня - грамотный специалист из Москвы, далеко бы пошёл… Но как-то приехал в Ноябрьск и увидел в кабинете главного инженера запись на календаре: «Ура! Ура! Завтра лечу в Сургут!» Понятно, что с таким настроением у человека, чью должность я считал ключевой, путной работы быть не может. Но кем его заменить? Вытащил свой блокнотик «ближайшего кадрового резерва». Последняя запись после фёдоровского фонтана: «Алекперов Вагит Юсуфович». Пожалуй, для главного инженера опыта ещё маловато. А вот с работой начальника ЦИТС справится. Правда, недавно квартиру получил в Сургуте, а я предлагаю снова балок. Но на всякий случай поговорил. Поразительно - он согласился!»

Жить мечтой

Удивление тогдашнего руководителя «Сургутнефтегаза» понятно: с развитием городской инфраструктуры базового Сургута немногие специалисты соглашались расстаться с ним. Но Алекперов жил мечтой. Не страшась при этом тяжёлой работы и неустроенности быта. «…Просто мне повезло с женой, - говорил позже Вагит Юсуфович. - Она положительно реагировала на все наши многочисленные переезды. На бытовую неустроенность... Север проверяет людей, их чувства не только в работе, но и в личной жизни. Моя карьера получалась во многом благодаря Ларисе. Её терпению, способности и умению создать уют в тех непростых жилищных и бытовых условиях…»

В должности начальника ЦИТС управления «Холмогорнефть» Алекперов проработал пять месяцев. А. Усольцев по привычке ждал с Холмогорки плохих новостей: «А их не было! И это замечательно: начальное труднейшее время освоения самого удалённого от Сургута месторождения удалось пройти без сбоев. И в это внёс свой вклад Алекперов с его несуетными и точными инженерными решениями».

К разработке Лянторского нефтегазового месторождения, открытого в ста километрах северо-западнее Сургута на берегу реки Пим в июне 1965 года буровой бригадой Усть-Балыкской НРЭ Николая Мелик-Карамова, у А. Усольцева было особое отношение. Ведь возглавляемое им ранее Сургутское УБР вышло в 1977 году на Лянтор. «Сплошные болота, туда летом даже гусеничный тягач, военная машина-зверь, и то не проходил. Мы по воде доставили два станка, трубы, цемент, прочие материалы, смонтировали две установки и начали бурение. Тогда только сумасшедший мог сказать, что здесь, на болоте, встанет город Лянтор».

1 апреля 1981 года на Лянторе, одном из самых сложнопостроенных месторождений нефти и газа в Западной Сибири, назначили главным инженером Вагита Алекперова. «Сначала, - вспоминал ветеран нефтегазовой отрасли Николай Звонарев, - некоторые наши работники отнеслись к нему с долей сомнения, повторяя: «Молодо-зелено». Но буквально с первых дней Вагит Юсуфович взялся за работу так, что все поняли: это отличный специалист, который хорошо знает своё дело… Когда в январе 1983 года пришёл приказ министерства о его назначении начальником НГДУ «Повхнефть» в Когалым, мы испытали, с одной стороны, гордость, что нашего главного инженера направили на повышение, а с другой стороны, горечь, так как наше управление лишилось отличного производственника».

...И вскоре у будущего президента нефтяной компании «ЛУКОЙЛ» Вагита Алекперова возникла новая мечта: построить на болоте современный город.

Александр ПЕТРУШИН, заместитель директора по связям с общественностью представительства ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» в г.Тюмени, кандидат исторических наук.

Елена Автономова Об авторе