Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
162,9 млн
тонн нефти
308,5 млрд
куб. м газа
№ 28 (618) 20 июля, 2020

Здоровья вам и долгих лет жизни, Иван Петрович!

15 июля 2020 года исполнилось 95 лет Почётному гражданину Урая, ветерану Великой Отечественной войны Ивану Петровичу Шестакову. С юбиляром тесно связана история города, который в этом году отмечает 55-летие. В архивах урайской газеты «Знамя» сохранился номер от 10 июля 1980 года, где вышла статья «Творить историю своими руками» - самый первый очерк о человеке, который стоял у истоков добычи нефти в Западной Сибири. Публикуемым ниже строкам - 40 лет!..

Просмотров: 475
Здоровья вам и долгих лет жизни, Иван Петрович!
Здоровья вам и долгих лет жизни, Иван Петрович!
Сохраним историю К 60-летию Шаимской нефти

«С тремя тяжёлыми ранениями, боевыми наградами и сложившимся характером вернулся в 1945-м в родное село Посол Свердловской области фронтовик Шестаков. Погиб брат, контужен отец, больна мать, развалилось хозяйство. Работал, был избачом, но вскоре сельсовет отправил его в помощь московской геофизической экспедиции, обследовавшей Свердловскую и Тюменскую области: составлялись карты Зауралья. Эти несколько лет и определили всю его дальнейшую судьбу. 15 лет спустя произошло самое важное для нашего региона событие.

...Внутренний земной рёв разбудил бригаду Семёна Урусова. И хотя этого ждали со дня на день, известие Пети Бухарина вначале ошеломило. Это потом был радостный крик десятков голосов, сливающийся с воем фонтана, слёзы вперемешку с нефтью, которой по традиции умывались буровики, и возгласы: «Ура! Нефть! Первая сибирская нефть, ребята!»

А до этого...

«...Тюменскому территориальному геологическому управлению... ввести в глубокое разведочное бурение Мулымьинскую площадь, расположенную в Кондинском районе Ханты-Мансийского национального округа.

Заместитель начальника Главгеологии РСФСР Б. Косов». (Из приказа №324 по Главгеологии РСФСР от 10 сентября 1959 г.).

Узнав об этом Иван Шестаков решил - там моё место. Сорвал семью с двумя малыми детьми и поехал в Мулымью - жена была из этих мест. Здесь и встретил бригаду Урусова. Семёну Никитичу такой человек позарез нужен был, и определил он его первопроходцем: - Ты, Иван, говорят, всю тюменскую тайгу знаешь, вот тебе карты, давай веди.

Трясины, непроходимый бурелом, впереди - Иван Шестаков, а за ним - трактор с буровой вышкой.

«...Экспедиции работают в чрезвычайно специфических и трудных условиях. Зимой партии... разобщены между собой значительными расстояниями, живут в балках, палатках. Часть партий находится в условиях постоянного пешего передвижения: люди несут на себе всё необходимое оборудование, снаряжение, инструменты» (из выступления секретаря партийной организации Ханты-Мансийской геологоразведочной экспедиции В.И. Торопова на партактиве 19 февраля 1959 г.).

Сейчас Ивану Петровичу самому не верится, что он прошёл через эти условия жизни и труда. Но был в бригаде Урусова человек, одержимый идеей доказать скептикам, что Сибирь - перспективный промышленный район. Восхищение и гордость звучат в голосе Шестакова, когда говорит он об ученике академика Губкина Владимире Никитине:

- Бывало, все ночи над керном просиживал. Чувствовали, что ходим вокруг большой нефти, потому что и 2-й, и 7-й номера выбрасывали нефть. Только потом поняли, что эти скважины тоже могли стать первыми, да опыта нам не хватало, видно, пласты запороли. И вот вышли мы на 6-й номер. Сами монтировали, сами бурили, - продолжает Иван Петрович.

Как просто звучат в его устах слова «бурили, стали монтировать». А что это значило при том уровне техники?! В октябре 1959 года экспедиции были выделены две автомашины и трактор ДТ-54. «Людей не хватало, даже плакать хотелось, - вспоминает И.П. Шестаков. - А по расчётам специалистов, «экспедиции необходимо было дополнительно не менее двухсот рабочих, две буровых установки с полным оборудованием, 16 тракторов, четыре бульдозера, две палубные баржи для перевозки техники».

Первая половина июня 1960-го была очень напряжённой, не столько потому, что план торопил, а не терпелось увидеть результаты своего труда. Рабочая лихорадка охватила всех, начиная от начальника экспедиции до подсобного рабочего, только и разговоров, что «керн отличный на шестом».

- Были убеждены, что нефть есть. Сразу выкопали котлован, трубы закрепили, всё было приготовлено для фонтана. Рабочий день кончался в 10-12 часов ночи, раньше не хотели уходить. И вот 17-го июня остался дежурить на скважине Петя Бухарин. В 4 часа утра, как он рассказывал, земля под ним задрожала и как фонтан ударил! А наутро...

«...Скважина Р-6 фонтанировала в земляной амбар. Ёмкость амбара 400 кубометров. Скважина периодически фонтанирует с дебитом 350-500 тонн в сутки» (радиограмма начальника Шаимской нефтеразведочной экспедиции М.В. Шалавина начальнику геологического управления Ю.Г. Эрвье 21 июня 1960 г.).

Иван Петрович ничего не забыл из тех событий. Разве такое забывается! Он и его товарищи были рядовыми исполнителями партийных директив по разработке сибирских месторождений, но каждый понимал значимость этого дела и свою прямую причастность к событиям государственной важности.

«Чантырья Кондинского района, начальнику Шаимской нефтеразведочной экспедиции М.В. Шалавину, буровому мастеру С.Н. Урусову. Дорогие товарищи! Горячо поздравляем вас с открытием первого в Сибири месторождения промышленной нефти. Преодолевая трудности своим самоотверженным трудом, вы превращаете область в высокоперспективный район страны. Обком КПСС, облисполком» (поздравительная телеграмма от 25 июня 1960 года).

Утверждая собой новый этап развития Западной Сибири, восславляя труд настойчивых, опровергая доводы пессимистов, путая карты плановиков и экономистов, бил тот мощный фонтан! За открытие тюменской промышленной нефти Иван Шестаков был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

Ушла на новое месторождение бригада Урусова, но Ивану Петровичу пришлось осесть в Мулымье, так как семья прибавилась, детям нужно было учиться. Вначале работал дизелистом, затем прикипел сердцем к хлопотному и интересному делу слесаря по ремонту наземного нефтяного оборудования. Собранности, самоотдачи, ответственности Ивану Петровичу было не занимать, а опыт пришёл со временем. Как он говорит, нравится постоянная «боевая обстановка», когда нужно мобилизовать всю свою волю, все знания. Александр Николаевич Пургаев, старший инженер прокатно-ремонтного цеха эксплуатационного оборудования, отмечает удивительную скромность, работоспособность, надёжность Ивана Шестакова, который столько отдаёт работающим рядом людям, что невольно поражаешься безграничности его душевной щедрости. За 12 лет работы слесарем более десяти молодых рабочих обучил он своему делу, которое знает досконально. Вот перенять бы молодым у своего наставника его хозяйское отношение к делу и умение жить завтрашним днем. Чувствуется, что человек прошел хорошую школу.

Ивана Петровича Шестакова я узнавала постепенно из рассказов товарищей по работе. Уже тогда возникло чувство уважения и даже восхищения той духовной чистотой и цельностью, которыми обладает этот человек, совершенно случайно пришедший к своему делу жизни, чтобы отдать ему четверть века самоотверженного служения. Весь смысл жизни в понимании Ивана Петровича - это быть всегда нужным товарищам, производству, стране. И жить так он должен не для себя, а во имя прошлого, во имя погибших военных друзей. Должен... Он часто повторяет это слово. И не по этому ли жизненному долгу пришёл в 1949-м фронтовик Шестаков в тюменскую тайгу, чтоб так и не расстаться с ней?

Вот и сейчас, уйдя на пенсию, он не прощается с цехом:

- К зиме, когда работы прибавится, выйду ребятам помочь. Душа-то болит, как они там без меня. Пока вот взял отпуск. Имею желание доказать, что в кондинских речках и озёрах рыба не перевелась. Собрали мы бригаду ветеранов, будем город рыбой снабжать. Нет, я ещё сгожусь, я ещё должен городу помочь...

На том и простились мы с Иваном Петровичем - его уже ждали на катере. Долго смотрела я вслед ему, а он торопливой походкой уходил туда, где ждали. Он всю жизнь торопился, боялся, что без него сделают самое интересное, самое нужное, и это стремление он определяет словами «я должен».

М. МОРОЖЕННИКОВА

(газета «Знамя» от 10 июля 1980 года).

Елена Автономова Об авторе