Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
250,5 млн
тонн нефти
460,2 млрд
куб. м газа
№ 14 (604) 13 апреля, 2020

Стоит под горою нижневартовский Алёша

Всему миру известен памятник воину-освободителю «Алёша». Памятник покорителям Самотлора, ставший символом города, жители Нижневартовска называют так же. Но мало кто знает, что прототипом скульптуры стал вполне реальный человек, известный в Югре, - буровой мастер, прославленный бурильщик Фёдор Степанович Метрусенко.

Просмотров: 1280
Стоит под горою нижневартовский Алёша
Стоит под горою нижневартовский Алёша
Сохраним историю Сохраним историю

Фёдор Метрусенко - дитя войны. Рос без отца, которого знает только по единственной оставшейся фотографии, - он пропал без вести в годы Великой Отечественной войны. В 14 лет приехал из Украины на Урал и остался жить в России. Работать начал с 16-ти лет. Отслужив в Ракетных войсках, обосновался в Пермской области, освоил профессию высотника-монтажника, потом увлёкся бурением, стал буровым мастером.

В 60-х годах магическое слово «Самотлор» гремело на всю страну. Огромная стройка принимала трудолюбивых и смелых, работы хватало абсолютно всем. В 1969-м Фёдор Степанович тоже отправился в Западную Сибирь.

- Первые месяцы выдались очень тяжёлыми. Как будто Север на прочность меня проверял, - рассказывает Фёдор Степанович. - Помню, мы бурили на Сухом Баграсе, в Мегионе, отстоять за бурильным станком пришлось четыре вахты подряд. Морозы были под минус 50, вертолёты не летали, повар не приехала, вся еда закончилась, и мы собирали картофельные очистки, выброшенные накануне за вагончик, мыли их, варили и ели. Вкус этого «деликатеса» помню до сих пор. Условия работы тогда были не как сейчас. Буровая не закрывалась брезентом, за исключением того места, где стоял бурильщик. Но мы выстояли, и самое интересное, что никто не заболел.

После Баграса в судьбу Метрусенко вошёл Самотлор. Он работал в знаменитой бригаде мастера Виктора Китаева, которая была лучшей в первом управлении буровых работ. Именно они разбуривали исторический теперь куст №1 на Самотлорском месторождении, применив свою особенную технологию для установки бурового станка. И именно бригада Китаева в 1975 году набурила 100 тысяч метров горных пород, досрочно выполнив социалистические обязательства. Их рекорд до сих пор не побит. На память об этом особенном событии у Виктора Степановича остались Почётная грамота и именные золотые часы с гравировкой, которые он надевает на День нефтяника и другие знаменательные даты.

Идея создания памятника покорителям Самотлора принадлежит Сергею Дмитриевичу Великопольскому, ныне председателю Тюменского общественного фонда имени Муравленко, а тогда - возглавлявшему Нижневартовский горком партии. Объёмы добычи нефти в семидесятых годах были уже колоссальными, приближался 50-летний юбилей Нижневартовского района. Главным заказчиком выступило НГДУ имени Ленина. Кандидатуру в традициях того времени подбирали по трудовым показателям.

- Выбор пал на моего товарища - Фёдора Сухорукова, - вспоминает Фёдор Степанович. - Но когда скульпторы приехали на буровую, Сухорукова на работе не оказалось. Китаев решил, что и моя кандидатура вполне подходящая, только я-то об этом не знал. Тогда к нам на месторождение часто приезжали артисты, космонавты, журналисты. Китаев мне говорит: «Сейчас тебя во весь рост сфотографируют. Ты только проволоку-то убери с драной телогрейки!» А я всегда телогрейку проволокой подпоясывал, - смеётся ветеран. - Потом ко мне просто подошёл фотограф и сказал: «Подними руку и что-нибудь крикни». Ну я приосанился, поднял руку и крикнул что есть мочи: «Даёшь Самотлор!» Фотограф сделал несколько снимков. Потом по фотографиям стали лепить скульптуру. Бронзовому «Алёше» в правую руку вложили молот геологоразведчика, в левую - чашу с факелом, надели монтажный пояс и каску высотника.

Так сложился собирательный образ первопроходцев, которые осваивали нефтяной Север. 12-метровый монумент из бронзы отлили на ленинградском заводе «Монумент-скульптура». Открытие его состоялось 15 июля 1978 года. Но на открытии памятника Фёдору Степановичу поприсутствовать не удалось: был на вахте. Зато теперь видит монумент почти ежедневно. Ведь мимо «Алёши» никак не проедешь. Мощная фигура молодого рабочего с горящим факелом в руках стоит на перекрёстке шумных магистралей. Одна дорога ведёт к Мегиону, к легендарному Баграсу, другая - к знаменитому озеру Самотлор, которому Нижневартовск обязан своим рождением и своей трудовой славой.

Марина Райлян Об авторе