Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
31,3 млн
тонн нефти
63,5 млрд
куб. м газа
№ 49 (588) 16 декабря, 2019

Стараюсь быть на позитиве

Так вышло, что он стал северянином в один из дней своего рождения. Ступив на западносибирскую землю ровно в 22 года, уроженец Башкирской АССР словно родился заново. Только на сей раз - в профессии. Скромный парень, некогда мечтавший о совершенно другой стезе, посвятил себя «нефтянке» и спустя несколько лет стал одним из лучших работников ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь». О буднях тех, от кого зависит бесперебойный процесс добычи углеводородов, а также о счастливых совпадениях и умении не накручивать себя на пустом месте - оператор добычи нефти и газа пятого разряда ЦДНГ-1 Южно-Ягунской группы месторождений ТПП «Когалымнефтегаз» Рустем Шарифуллин.

Просмотров: 855
Стараюсь быть на позитиве
Северяне Лучший работник ООО "ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь"

«А ведь когда-то я хотел посвятить себя медицине», - улыбаясь, рассказывает нефтяник с 27-летним стажем. В белом халате он представлял себя ещё будучи подростком. Планировал окончить 10 классов и пойти учиться на врача. Даже отец советовал ему обратить внимание на профессию хирурга. Но по каким-то причинам десятилетняя школа, в которой учился Шарифуллин, вдруг стала восьмилетней. Причём именно в тот период, когда Рустем оканчивал восьмой класс. Так мечты о лечении людей пришлось оставить в прошлом и довериться судьбе, которая, как позднее выяснилось, вместо тёплого больничного кабинета и стерильных хирургических перчаток приготовила ему нефтяной промысел, комбинезон и трескучий мороз. «Я горжусь тем, что имею непосредственное отношение к нефтяной промышленности, а мою юношескую мечту теперь реализует дочь - учится в медицинском вузе», - всё так же, с улыбкой, продолжает Рустем Ауфатович.

Башкирское детство

Родился будущий нефтяник 23 июля 1970 года в городе Октябрьском. Его мама, Сакина Шариповна, всю жизнь работала на местной швейной фабрике, а папа, Ауфат Сабирович, до выхода на пенсию трудился водителем. Двоих своих сыновей супруги воспитывали в лучших советских традициях: порядочность и никакой праздности. Приветствовались труд и уважение к старшим. «Дома мы никогда не сидели. Всегда находили себе какое-то занятие. А летом ездили к бабушкам в деревню. У одной из них сразу за огородом протекала речка, на которую мы с друзьями постоянно бегали. Обязательно помогали ей по хозяйству», - с теплом вспоминает детство мужчина.

В школе он учился хорошо, на «4» и «5», благодаря чему поступил в Октябрьский нефтяной техникум без вступительных экзаменов. «Сейчас я даже не могу точно сказать, почему решил пойти именно в «нефтянку». Понятно, что медицина после восьмого класса отпадала сама собой. Но можно было подать документы, например, в строительный техникум. Да и не только туда. Но я решил пойти по стопам моего старшего брата, который тоже выбрал нефтяное дело. А может, просто судьба так распорядилась. В итоге, отучившись почти четыре года, я получил специальность геофизика».

Он помнит, как в его счастливом детстве родительский дом часто наполнялся гостями. Поводом для сбора родственников могла стать даже просто удачная рыбалка папы. Игры с деревенскими и городскими друзьями он тоже помнит по сей день. Было весело, несмотря на постоянный дефицит всего: сладостей, игрушек, одежды.

«Я учился примерно в седьмом классе, когда папа привёз мне неслыханную по тем временам роскошь - джинсы. Пакистанские, я даже название фирмы помню. Они были большого размера, даже взрослому великоваты, поэтому их ушили. Помню, зашёл в парикмахерскую подстричься, а там все спрашивают, откуда у меня такие», - смеётся нефтяник.

После окончания техникума новоиспечённый геофизик месяц отработал в Нефтекамске. А потом пришла повестка в армию, Рустем попал в ВМФ, причём в последний призыв, когда ребята должны были отдавать долг Родине три года. После срок службы на флоте был сокращён. «Первый раз, помню, пришёл на корабль, думаю: «Три года! Как же долго они, наверное, будут тянуться!» А они пролетели как три дня. Хотя однажды мы целый год не покидали корабль. Я с семьёй сейчас чуть ли не каждый отпуск на море провожу, а сразу после службы думал, что никогда больше на море не приеду. Со временем это прошло».

Скучать на работе точно некогда

Он отправился в Западную Сибирь почти сразу после окончания службы в Военно-морском флоте. Последовал примеру старшего брата, который к тому времени уже работал на Севере. На когалымскую землю ступил в свой 22-й день рождения. И это стало своего рода символом начала новой жизни. Он трудится в НГДУ «Когалымнефть», а затем в ТПП «Когалымнефтегаз» уже более четверти века. За это время неоднократно награждался почётными грамотами. Он ветеран труда ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» и один из лучших работников Общества.

«Конечно, любому человеку приятно, когда его усилия и старания получают должную оценку и поощрение. Мне - тоже. Вдвойне приятно, что мы, нефтяники, делаем нужное дело, ведь для нашей страны «чёрное золото» - важнейший экономический ресурс», - отмечает оператор добычи нефти и газа.

«Только лишь из-за денег на одном месте столько лет проработать невозможно. Должно быть желание трудиться именно на этом поприще. У нас каждый год появляется что-то новое, и лично мне интересно это новое изучать и применять. Запуск скважин происходит - надо отслеживать, внимательно наблюдать за ними... Взаимодействие с подрядными организациями тоже интересный процесс. У оператора по добыче нефти и газа вообще много самых разных обязанностей. Сидеть, отдыхать, скучать точно некогда. Так что начинающим операторам я могу посоветовать прежде всего определиться с профессиональным стремлением. И если молодому человеку действительно хочется трудиться оператором, то надо нарабатывать опыт», - делится мыслями Рустем.

- Самая низкая температура, при которой вам приходилось работать?

- Минус 60. Но это было лет 13 назад, сейчас таких сильных морозов уже нет.

Шарифуллин убеждён, что если все будут стремиться к высшему образованию, то следить за добычей углеводородов на промысле станет попросту некому. А без работников, особенно тех, кого можно отнести к так называемой «старой гвардии», без опытных операторов никак не обойтись. Потому и живёт он между Уфой и Когалымом уже много лет и менять профессию и родное предприятие не собирается. «Когда долгое время нахожусь дома, скучаю по работе, а когда месяц на работе, то к концу работающей вахты скучаю по дому. Это нормально».

Счастливое совпадение

Со своей будущей супругой он познакомился в Октябрьском. В гости к родственникам из Альметьевска приехала девушка. Симпатия между ним и Эльмирой, вспоминает Рустем, появилась сразу. А дальше события развивались стремительно. «Я тогда не думал - не гадал, что передо мной будущая жена. За общим столом переглянулись. Вышли, пообщались, обменялись телефонами. Я уехал на работу, а во время отдыхающей вахты поехал к ней».

Через полгода, 23 июля 1999 года, по счастливому стечению обстоятельств они отпраздновали сразу две знаменательные даты: женитьбу и 29-й день рождения жениха. Да, ещё одно совпадение и ещё один символический рубеж! Только на этот раз он ознаменовал начало новой личной жизни нефтяника. Двадцать лет с тех пор прошло. У Шарифуллиных двое детей. Старшая, девятнадцатилетняя Айгуль, - студентка медицинского университета. Сын, Азат, учится в 8 классе.

«Мы прекрасно живём. О детях душа, как и у всех родителей, всегда болит. Я поступал в техникум в 15-летнем возрасте и казался себе взрослым. А сейчас смотрю на своего 15-летнего сына и думаю: «Маленький же ещё. Ребёнок совсем». С профессией пока не определился. И мне не хочется на него влиять и уж тем более заставлять совершать тот или иной выбор. Сам решит, когда придёт время. За дочь переживаю. В медицинском шесть лет учиться надо. Да и потом - всю жизнь. Как она там, в чужом городе, без нас?»

А ещё его сердце болит о маме. Много лет ей уже. А так хочется, чтобы она была здорова и жила как можно дольше. Её доля не из лёгких. Рустем никогда не забудет сообщение, которое пришло ему от матери во время службы на флоте. «Это было самое сильное испытание и для меня, и для мамы, и для брата. Призыв мой случился в мае, а отца не стало в июне. Мне сообщили об этом трагическом событии уже после похорон. И это было очень тяжело. В войсковой части сказали: «Крепись!» А ничего другого и не оставалось», - с грустью рассказывает нефтяник.

Но он не склонен к унынию и умеет принимать то, что изменить не в силах. Да, судьба не всегда «гладила» его по голове, но скромный, трудолюбивый, целеустремлённый и в то же время добрый и умеющий сострадать Рустем Ауфатович старается в любых обстоятельствах сохранять присутствие духа и чувство юмора. «Что касается моей доброты и жёсткости, то в процентном соотношении это 80 на 20. То есть 20 процентов я отвожу умению сказать своё веское слово».

Даже оставаясь наедине со своими, может быть, не всегда безоблачными мыслями, он не накручивает себя, а думает о том, какие конкретно шаги можно предпринять для того, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону. Это гораздо эффективнее, чем поддаваться разрушающей человека печали. «В следующем году мне исполнится 50. Ну а дальше… хочу продолжать работать на прежнем месте - там, где мой опыт ценится и приносит реальную пользу».

Евгения ЛОСЯКОВА-ДУШАНИНА.

Елена Автономова Об авторе