Цифра недели:
Добыли с начала года в Югре и ЯНАО
250,2 млн
тонн нефти
487,4 млрд
куб. м газа
№ 47 (586) 02 декабря, 2019

«Годы работы в Западной Сибири я вспоминаю как очень счастливые»

20 ноября исполнилось 90 лет Валерию Исааковичу Грайферу - председателю Совета директоров ПАО «ЛУКОЙЛ». В 80-е годы прошлого столетия он руководил крупнейшим нефтяным ведомством - «Главтюменьнефтегазом».

Просмотров: 495
«Годы работы в Западной Сибири я вспоминаю как очень счастливые»
«Годы работы в Западной Сибири я вспоминаю как очень счастливые»
«Годы работы в Западной Сибири я вспоминаю как очень счастливые»
«Годы работы в Западной Сибири я вспоминаю как очень счастливые»
ЛУКОЙЛ Легендарная личность

Ленин или Чкалов

Валерий Грайфер родился в Баку. Его отец - выходец с Украины. Одиннадцатый ребёнок в патриархальной семье стал красным командиром-политработником. По словам сына, отец был ортодоксальным коммунистом. Верил в то, что страна действительно строит светлое будущее. Сражался за него с бандами, прокладывал автомобильные дороги на Дальнем Востоке, защищал Родину от фашистов. Награждён боевыми орденами…

- Однажды он лежал в госпитале. Меня к нему не пускают - карантин. Но передали записку: «Сынок, принеси мне, пожалуйста, пачку «Казбека» и «Анти-Дюринг» Энгельса». Сам при смерти, а ему классиков марксизма подавай. Ту записку я до сих пор храню у себя.

Мама, Александра Яковлевна Сорокина, родилась в Тюмени. Её отец за участие в антиправительственных беспорядках 1905 года был сослан в Сибирь. Потом семья переехала в Саратов, а оттуда - в Азербайджан.

О своём появлении на свет Валерий Исаакович рассказывает со смехом:

- Отец, как всегда, на войне (боестолкновения с китайскими милитаристами на КВЖД осенью 1929 года - Авт.). А мама на последнем сроке беременности. К ней в гости приехала родная сестра. Повела маму… не в роддом, а в Русский драматический театр. Смотреть постановку «Город ветров» о двадцати шести бакинских комиссарах. В театральном зале у мамы начались схватки. А сестра шепчет: «Шура, да ты что! Сейчас же героев революции казнить будут. Разве можно уходить в такой момент? Потерпи!» Пришлось и мне потерпеть, пока на сцене английские интервенты не расстреляли всех бакинских комиссаров…

Понятно, почему в семье с революционными традициями новорождённого назвали Виль - от первых букв «Владимир Ильич Ленин». Но в 30-е годы, когда родители строили трассу протяжённостью 800 километров, соединившую Владивосток с Хабаровском, кумиром подростков был полярный лётчик Чкалов. Юный Грайфер настоял, чтобы его называли Валерием.

Нефтяная корона Тюмени

После окончания Московского нефтяного института имени Губкина он работал на нефтяных промыслах в Татарии, где за десять лет прошёл путь от помощника мастера по добыче нефти до главного инженера производственного объединения «Татнефть». В 1972 году его пригласили на работу в Москву, в Министерство нефтяной промышленности СССР. Назначили начальником планово-экономического управления. Тринадцать лет в столице, в кабинете с видом на Кремль…

Но в середине 80-х годов добыча тюменской нефти, от продажи которой за границу жила уже вся страна, стала снижаться. Для 55-летнего Грайфера настал час икс.

- Разговор шёл у секретаря ЦК КПСС Долгих. Он возглавлял отдел тяжёлой промышленности и, как никто другой, знал о проблемах, с которыми нефтяники столкнулись в Западной Сибири. «Надо ехать в Тюмень. И на месте во всём разобраться», - сказал Владимир Иванович.

Так весной 1985 года Валерий Исаакович в ранге заместителя министра нефтяной промышленности СССР возглавил «Главтюменьнефтегаз». Однако в «нефтяной короне» Тюмени не хватало двух «бриллиантов»: в декабре 1984-го нефтяные промыслы Лангепаса и Когалыма передали «Татнефти» и «Башнефти». При Грайфере в 1987 году единое управленческое и технологическое региональное пространство было восстановлено. Образованы новые объединения: «Лангепаснефтегаз» и «Когалымнефтегаз», вошедшие в состав «Главтюменьнефтегаза». Их возглавили Юрий Шафраник и Вагит Алекперов, будущие министр российского Минтопэнерго и президент нефтяной компании ЛУКОЙЛ.

- Не скрою, - вспоминал Валерий Исаакович, - я старался вернуть наших «беженцев» и помогал им. В конечном счёте мы выправили положение и забрали эти объединения (в Лангепасе и Когалыме) в главк.

В 1988 году в Западной Сибири было добыто максимальное количество нефти и газового конденсата - 415 миллионов тонн нефти, или 73 процента общей добычи в стране.

Министерская ревность

Руководство «Главтюменьнефтегаза» хорошо понимало: не может быть большой нефти, если не закрепить людей на местах достойной зарплатой, жильём и другими условиями жизни. «Нас, нефтяников, - сформулировал эту политику начальник главка в статье «Мы здесь не временно», опубликованной 12 ноября 1988 года в «Комсомольской правде», - вот уже много лет обвиняют в психологии временщиков. У временщиков свой взгляд на производство, социальную сферу, экологию, образ жизни. Но задумаемся: почему нефтяник стал таким? Потому что временный характер был заложен в принципах построения и развития нефтяной промышленности в Западной Сибири… Нам надо понять уже не на словах, а на деле, что мы здесь надолго. Прийти, победить недра и уйти не удастся, не получится. Север надо изучать не с позиции стороннего наблюдателя, а изнутри, зная, что нам, а не кому-то другому здесь жить и работать, добывать нефть и газ, пасти оленей, ловить рыбу. А иначе жизнь сурово и больно накажет за умозрительные модели».

«Главтюменьнефтегаз» был уникальным предприятием: в нём работало около 500 тысяч человек, здесь были и геология, и бурение, и добыча, и строительство, и транспорт… Грайфер говорит:

- Нужно было обеспечивать страну нефтью, и если бы не было главка с его сотнями миллионов тонн, страна осталась бы на мировом рынке нищей побирушкой. История «Главтюменьнефтегаза» - это и триумф, и драма. Он был эффективен, но пришло время, и отраслевое министерство стало воспринимать его как соперника. Стали заявлять, что Грайфер хочет создать отдельное Западно-Сибирское министерство нефти и газа. Именно ревнивое отношение к нам и нашей работе проявилось при подготовке решения о ликвидации главка. Вероятно, в Москве думали, что тем самым удастся поднять авторитет самого государства.

В январе 1990 года после упразднения «Главтюменьнефтегаза» началось обвальное падение и нефтедобычи, и мировых цен на сырьё. А Грайфер на новой экономической основе посредством новых инновационных решений стал постепенно возвращать в эксплуатацию простаивающие нефтяные скважины, признанные ранее бесперспективными. В марте 1992 года появилось новое предприятие - Российская инновационная топливно-энергетическая компания (сокращённо РИТЭК). А такое понятие, как инновации, прочно вошло в лексикон экономистов и предпринимателей. РИТЭК начинался в Западной Сибири.

- Как бы ни было тяжело, трудно в Сибири, - говорит Грайфер, - нельзя забыть то великое наслаждение, когда наконец видишь результат своей работы, успех всего предприятия… Годы работы в Западной Сибири я вспоминаю как очень счастливые.

Несмотря на свой почтенный возраст, он продолжает выдавать идеи, которые внедряют в производство новые поколения российских нефтяников.

Александр ПЕТРУШИН, заместитель директора представительства ООО «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь» в г. Тюмени, кандидат исторических наук.

Елена Автономова Об авторе